19 мая 2011, 16:02

Сторонников президента Ирана обвинили в сношениях с джиннами

Сторонников президента Ирана обвинили в сношениях с джиннами
Накануне Эсфандияра Машаи, глава администрации Ахмадинежада, и его соратники были вызваны в суд, где им зачитали обвинение — в колдовстве.

Иран в очередной раз продемонстрировал свою политическую специфику: в руководстве страны разгорается борьба между сторонниками президента Ахмадинежада и великим аятоллой Хаменеи. Она вызывает массу конспирологических интерпретаций — достаточно уже того, что духовные власти обвиняют сторонников президента в сношениях с джиннами, пишет «Русский репортер».

На прошлой неделе президент Ирана попытался инициировать отставки сразу нескольких министров, считающихся ставленниками духовного лидера страны. Этому предшествовала неудачная попытка смещения другого человека Хаменеи в правительстве — главы разведки Гейдара Мослехи. В этой борьбе сам Ахмадинежад лишился одной из важнейших фигур: был вынужден покинуть свой пост глава его администрации Эсфандияр Машаи, давний соратник, с которым они к тому же недавно породнились, поженив своих детей.

Аппаратные интриги в высших эшелонах иранской власти приобрели причудливые формы. Когда провалилась отставка главы разведки, президент был до того раздосадован, что десять дней не ходил на работу. Лишь угроза импичмента со стороны депутатов меджлиса заставила его вернуться к делам. А отставленный Машаи и люди из его окружения были вызваны в суд, где обвинены в колдовстве и связях с джиннами.

Для исламского государства, которым является Иран, это обвинение совсем не смешное. Вообще-то общение с джиннами в шиитском Иране не запрещено: они, по Корану, бывают не только злыми, но и добрыми. Проблема в том, что такое общение — прерогатива высшего духовенства, поэтому претензии к президентской команде не метафизические, а вполне политические: вторжение в сферу компетенции духовного лидера страны. Обвинение серьезное, и президенту даже пришлось оправдываться за соратников.

Накал страстей в иранской политике теперь долго не спадет. В следующем году в стране пройдут парламентские выборы, а еще через год — президентские, на которых Ахмадинежад баллотироваться уже не сможет. Так что неизбежна схватка за кандидатуру преемника действующего президента. Многие в стране считают, что в этом качестве он сам хотел бы видеть прогневавшего великого аятоллу Эсфандияра Машаи.