Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Согласен

7 сентября 2014, 17:57

Найк Борзов: Жаль, что не успел побывать в тамбовских магазинах винила

Найк Борзов: Жаль, что не успел побывать в тамбовских магазинах винила
Фото: ТВЦ «Глобус»
6 сентября в Тамбов в рамках автофестиваля «Глобус – 2014» выступил Найк Борзов. Музыкант дал в нашем городе часовой концерт, с которого и начался его гастрольный тур в поддержку нового альбома «Везде и нигде».

Перед выступлением Найк пообщался с порталом ВТамбове, посетовал, что в Тамбове провёл очень мало времени и даже не успеет зайти ни в один из 5-ти магазинов нашего города, которые торгуют виниловыми пластинками. К слову сказать, о них он узнал только на пресс-конференции.

Никакой «звездной болезни» у Найка нет. За 40 минут мы успели поговорить не только о новом альбоме, но также о творчестве в целом, об интернете, фанатах, группе «Killer Honda» и терапевтическом эффекте рок-музыки.

- Найк, с Тамбова по сути начинается ваш гастрольный тур с альбомом «Везде и нигде». Расскажите про этот альбом.

- Альбом этот – такой космический рок. Немного концептуальный. Разнообразный. Там песней 12 штук. Начинается всё с песни «Поток», а заканчивается песней «Подсос и отсос». Он одновременно и социальный, и как бы вне времени, и очень много из того, что сейчас происходит, в нём отражено. То есть это действительно «Везде и нигде». Парадокс за парадоксом.

- Расскажите о вашей группе «Killer Honda». Как она образовалась, и что обозначает само название?

- Группа образовалась где-то в 2011 году, но тогда состоялся всего лишь один джем – я играл на барабанах, а Максим Шевченко играл на гитаре. В общем за этот джем мы записали очень много материала, который впоследствии и стал заготовками для песен. После этого два года мы ничего не делали, я записывал альбом свой, а весной 2013 года решили поджемовать снова. И какая была причина дальнейших наших собираний? В принципе нам хотелось продолжить эту историю, мы даже хотели взять девочку на вокал. Потом попробовали сами петь, и нам понравилось петь самим. И вот мы сыграли три концерта без девочки, а потом взяли себе ещё вокалистку Арину Белых. И, собственно, записали альбом «Аутсайдер». К концу 2013 года выпустили его, дали несколько концертов, съездили во Францию, выступили по разным фестивалям – вот на «Кубане» были недавно. Но группа находится в таком состоянии совершенно некоммерческом, и этим никто особо не занимается, это как отдушина для нас. А может быть я и сам не знаю вообще, что такое эта группа «Killer Honda». Поэтому у неё и название такое ничего не значащее.Такое энергетическое название. Сначала группа называлась просто двумя буквами «КХ». И нам с Максом нравилось, что люди на стадионах будут кричать «КХ-КХ-КХ!», нам казалось это очень сюрреалистичным. А потом уже, спустя некоторое время, мне приснился сон, что наша группа называется «Killer Honda». Обложка первой виниловой пластинки тоже приснилась. Но, правда, оформили мы первый альбом немного иначе. Потому что та обложка не подошла немного под ту музыку, которую мы записали. Но эта обложка, которая мне приснилась, она есть – она существует в пространстве в нескольких вариантах. То есть её нарисовал художник, и, возможно, она будет когда-нибудь обложкой какого-нибудь сингла. Мы сейчас как раз вот планируем записать несколько песен новых. Да, мы репетируем иногда и сочиняем новый материал, когда время есть.

- А есть ли у вас какая-то любимая песня, которая нравится вам больше остальных?

- Новые, в основном. Те, которые только вышли вот. Их прикольно играть и интересно. Они ещё не оформились ещё немножечко даже. Во время записи альбома я, конечно же, думаю над аранжировками, но во время концертов песни ещё больше оформляются со временем. И, если сравнить с песней «Три слова» или с какими-то ещё более ранними песнями, то те песни они уже устоявшиеся такие, там всё понятно, там люди поют хором, я делаю определённые движения, мы делаем в определённых местах паузы – и это всё работает. А здесь мы ещё фантазируем немножечко. Поэтому сейчас эти новые песни нравятся мне больше. Но вообще у меня нет каких-то таких «любимчиков» в песнях. Наверное, те, которые я пишу сейчас, они у меня в «любимчиках» ходят – потому что я их пишу, и они занимают все мои мысли. Это новые песни совсем.

- А своё первое выступление вы помните?

- Лучше бы я его не помнил. Это было в детстве, в каком-то пионерском лагере. Кто-то «прочухал», что у меня голос классный. А я тогда шифровался прям конкретно, не участвовал ни в каких пионерских этих развлекухах. Мне вот это коллективное бессознательное очень не нравилось всегда. И в какой-то момент на один из праздников, даже не помню, что это было – то ли День родителей, то ли День открытых дверей, то ли 9 мая – ну не суть, был какой-то праздник. И вот я там пел песню: «Люди мира на минуту встаньте. Слышите? Слышите, гудит со всех сторон? Это раздается в Бухенвальде колокольный звон!» Вот такая была песня. Испытал дикий шок. Наверное это выступление надолго меня отвратило от сцены. Пытался найти себя в чём-то другом. Ну пел там, сочинял, но на сцену не горел желанием вообще выходить долгое время.

- А что повлияло на то, что музыкальную карьеру вы всё-таки решили продолжить?

- Да не знаю, оно как-то само. Захотелось просто давать концерты, появились какие-то песни, группы начали собираться. Друзья и единомышленники какие-то появились, которым также было стрёмно. Ну все вроде боялись, а потом вышли на сцену, и уже обо всём забыли. Ну и как-то так привык уже со временем к сцене.

3

- Отличается ли зритель столичный от зрителя провинциального? Как реагируют люди на ваши новые песни?

- Посмотрим. Я же ещё не ездил. Я же только в Москве дал концерт, когда альбом вышел. А пластинка виниловая даже и не вышла. Она выйдет буквально через несколько дней – 9 сентября. Я как раз в это время буду в Воронеже. Сегодня-то у нас фестиваль вроде бы. Это как бы и не моё мероприятие. Я буду, конечно, и новые песни играть, но тем не менее это такая туса, чему-то посвящённая, но не моему альбому. Но всё-таки давайте сделаем вид, что это я буду уже представлять свой новый альбом. Понятное дело, я спою и «Три слова», и «Лошадку», и «Верхом на звезде» обязательно. Но в Воронеже будет у меня первый электрический концерт. Потому что сейчас мы поедем, и у меня будет несколько акустических таких концертов – тоже они забавные, интересные, у меня там играет девочка на перкуссии такой всякой забавной. В общем, у меня сейчас группа такая интересная и, собственно говоря, всё это очень весело и занимает хорошо.

- А как родилось название этого альбома?

- Я это выдернул из контекста песни «Видение». Я долго ломал голову над тем. Как же будет называться этот альбом, и до последнего момента он у меня был без названия, безымянный совершенно. И я вот в таком поникшем настроении думал о том, что придётся так и оставить его одноимённым типа «Найк Борзов». И вообще этот альбом долго не складывался в чёткую картинку. У меня были начало и конец трек листа альбома, но вот середину я какое-то время не мог соединить. И несколько песен у меня были в работе, я их записал ещё где-то в 2011 году. Это песни «Видение», «Подсос и отсос», и они как-то лежали, и я ими занялся в самый последний момент. А голоса я записал ещё в то время (прим.ред. в 2011 году). И вот когда все эти песни в каких-то премиксах начали появляться у меня на флэшке, и я начал их гонять, в том числе и в студии начали мы их гонять, миксовать. И я вдруг услышал в тексе песни «Видение» вот это «Везде и нигде», в припеве. И подумал: «Ничего себе!» И как раз у меня в это время на компьютер приходит обложка от художника из Самары - Саши Бердина-Лазурского. Обложку эту он сначала нарисовал на огромном трёхметровом квадратном оргстекле и потом каким-то своим способом отсканировал, чтобы подарить ей вот такую воздушную атмосферу. И в этот момент у меня всё соединилось. И я поехал домой, скинул песни на флэшку, и у меня как-то встало всё на свои места в трек-листе.

- Песни из нового альбома гораздо более агрессивные, чем ваше прежнее творчество, например тот же альбом «Заноза». С чем это связано?

- Мне как раз и хотелось добиться такого эффекта. Ну «Заноза» - да, он такой немного слюнявый альбом. Согласен. А здесь уже такой зубастый, немного злой местами. Но этот альбом, как я уже говорил, принадлежит этому времени, отражает это тысячелетие в себе. Я же живу всё-таки здесь на земле и меня тоже волнуют некоторые вопросы, у меня и дочка растет, и машина моя на бензине ездит.

- Кстати, вы же выступаете на автофестивале, а какая у вас машина?

- Машина? Ну ничего такая! (смеётся) Никаких специальных наворотов – самая обычная конвейерная машина. А ещё у меня есть, например, отличные машины «Gibson», «Fender». Я вот такие машины люблю.

- Найк, скажите, а это случайно так вышло, что у вас есть песни «Лошадка», «Верхом на звезде» и другие, связанные с конной тематикой, или в этом есть свой умысел?

- У меня даже есть лошадь. Живая, настоящая. Конечно, я с этим связан. Наверное. Мне очень нравится движение в любом состоянии, в любом проявлении, в любом виде. Даже когда я стою на месте, мне нравится двигаться мозгами. А лошадь? Есть такая. Она, правда, живёт у друзей. Её там кормят, ухаживают за ней. Я ей не пользуюсь, но дочка ездит иногда, развлекается.

- В ваших песнях сейчас в основном присутствует минорное, и даже мрачное, настроение. С чем это связано?

- Это терапия такая. Есть такой способ в медицине. Для того, чтобы вылечить человека от его параноидальных видений и того, чего нет на самом деле, нужно заставить его поверить в то, что это на самом деле есть, и это нормально, и все остальные это тоже видят. И тогда он начинает спокойно жить в обществе, перестает бояться всех этих «драконов» и вполне становится социальным. То есть, наверное, для того, чтобы понять, как бывает хорошо – нужно испытать боль, и очень серьёзную.

- У вас есть хороший клип на песню «Она одна». Там на лодке вы плывете, над вами мрачное небо, а потом вы прыгаете в воду. Наверное, вам в тот момент было очень холодно?

- Я был в гидрокостюме. Это был серьёзный клип, мы его снимали два дня. И я два дня барахтался в этой воде – первый день привыкал, а второй – уже плавал. На самом деле, было холодно очень. Все были в каких-то очень тёплых куртках. Ну а мне в этом гидрокостюме прям даже понравилось (смеётся). Очень забавное ощущение – я в воде купался в октябре, под Москвой где-то.

- Трудно говорить о кумирах, но всё-таки есть ли кто-то, чей уровень вы считаете недосягаемым?

- Даже не знаю. У всех свой путь. Конечно, мне нравятся очень многие музыканты. Я за ними следу, когда они выпускают новые пластинки или что-то ещё делают. Но нет какого-то такого прям обожания и желания быть таким же или переплюнуть кого-то. Я понимаю, что у меня песни и музыка на уровне того же Девида Боуи, Игги Попа или ещё кого-то.

Меня со многими как-то сравнивают. Я имею в виду внешне. Но мне всё равно. Типажи видимо как-то сливаются, такой морфинг происходит. То есть я видимо всё-таки создал вокруг себя такое энергетическое поле, которое не даёт людям создать из меня кумира для самих себя. И это хорошо. То есть всё время что-то во мне меняется – и в лице, и в чём-то ещё – и мне нравится это.

- Вам никогда не хотелось заниматься чем-то, кроме музыки?

- Я и занимаюсь. Вот в театре сыграл роль Курта Кобейна в спектакле «Nirvana». В кино я снимаюсь тоже. И сам снимаю клипы свои – это такие мини-фильмы. Например, на песню из нового альбома «Паническая атака» есть клип, где я играю сразу несколько ролей. В принципе, мне этого достаточно. Я реализовываю свои фантазии, если они вознакают. И часто режиссирую что-то сам из того, что мне привиделось. Театр опять же. Хотелось всегда попробовать сыграть в театре. В принципе интересно, но не моё. Мне всё-таки больше нравится петь песни на сцене, чем играть текст и декламировать что-то.

А в детстве мне очень нравился радиотеатр. Меня всегда умиляло, что один актер – например, Олег Ануфриев – мог разные роли озвучить: и девочек, и мальчиков, и взрослых, и короля, и дебила. Это было очень круто. И ты не видишь этого человека, и у тебя работает фантазия, и декорации свои собственные. Меня в детстве от этого просто «уносило». И мне было очень жаль, когда всё это закончилось. А когда появилась аудиокнига и возможность слушать диски у себя в машине, мне это тоже очень понравилось, и я с удовольствием принял приглашение озвучить аудиокнигу «Страх и отвращение в Лас-Вегасе». И ещё до кучи мне захотелось к ней саундтрек написать, я предложил и мне это разрешили сделать. Это было в 2008 году. И книга, и саунд есть в свободном доступе в сети.

Ещё рисую иногда, когда время есть.

- А где черпаете вдохновение на всё это?

- Путешествую. Общаюсь. Сам с собой очень часто. (Смеется) И с другими интересными людьми тоже часто общаюсь. Отношения, чувства, наблюдения – всё это даёт вдохновение.

- Какой концерт был для вас самым запоминающимся?

- 29 мая 2014 года, когда вышел альбом «Везде и нигде в «Главклубе». Потому что недавно мы смонтировали из этого концерта клип на песню «Ты горишь, говоришь». И этот клип появился в сети пару-тройку дней назад. Концертное такое видео, безумное немножко. Первый мой клип концертный, никогда таких у меня не было.

- А какие у вас впечатления о городе? Успели вы в Тамбове что-нибудь посмотреть?

- Площадь, напротив дом, гостиница рядом со сценой, буквально в двух шагах. Люди гуляют, погода отличная. Классный Тамбов. Вот и всё, что из окна увидеть успел, а после концерта мы сразу уезжаем.

- Какое место в вашей жизни занимает Интернет?

- В основном слушаю музыку, смотрю фильмы. Переписок в Интернете очень много, «Скайп», Вконтакте сижу. А по времени сколько это занимает – сложно сказать.

- Читаете ли вы в Интернете то, что пишут про вас?

- Ну вот рецензии пошли – начал читать. Мне, конечно, интересно, что люди пишут, если они адекватно пишут, а не просто «Говно» или «Круто». Но вот когда пишут как-то интересно, анализируют, тогда и читать интересно. И даже если мне эта оценка не нравится, всё равно это находит какое-то отражение.

- Часто ли вам пишут фанаты. И сами ли вы на их письма отвечаете?

- Ну вот, например, песня «Поцелуй и укус» на новом альбоме – это песня написана где-то в 1995 году мной и сыграна в то же время на одной из телевизионных передач. Меня тогда никто и не знал ещё. И под приятным давлением моих фанатов в сети, я её решил записать для нового альбома. Как раз она из последних записанных для пластинки «Везде и нигде».

Иногда мы устраиваем такие встречи, поём, играем на гитарах, пьём чай. Было у нас даже такое чаепитие «Fan for fan`s» - они там готовили тортики, всякие вкусняшки. Было мило. Мы взяли клуб и под гитарку пели – они мои песни и свои какие то песни пели, а я сидел, слушал, ну и иногда им пел какие-то свои редкие песни, которые вообще нигде и никогда не пою, да и новые совсем песни тоже.

- А какой формат выступлений вам больше нравится – уютные квартирники или большие стадионы?

- Мне нравится большая сцена, где люди не бьются грифами друг о друга, где можно поскакать немного. И если мне вдруг придёт в голову сломать гитару, я никого не задену. Концерт всегда должен в плюс идти. Даже если ты негативом грузишь, он должен быть настолько содержательным, чтоб человека вынимало этим негативом. Вот как клип «Паническая атака». Он работает терапевтически в сочетании с песней. То есть сама песня работает немножко отталкивающе, а вместе с клипом она уже работает, как терапия.

- Не поступало ли от ваших поклонников какой-нибудь интересной идеи для клипа, которую вам захотелось бы воплотить в жизнь?

- На самом деле из идеи поклонника мы даже смонтировали один клип, в альбом «Заноза» вошла песня «Nusinam». У названия перевод: «Находящий утешение в самоубийствах», так она называлась в альбоме 1994 года, закрытом. И исполнял я её в ля-миноре в альбоме «Заноза». Мне в то время пришла кассета, где человек ходил за мной определённое время и снимал на камеру. Очень близко подходил, забирался в такие места, где постороннему человеку очень сложно оказаться. Это было забавно. Я испытал очень много переживаний – от самых тёмных до самых положительных, от совершенно негативной паранойи до творческого воодушевления, когда мы монтировали это видео с Пашей Руминовым, который снимает фильмы ужасов. Пришла просто кассета, и вот из этого мы смонтировали клип. Человек так и не объявился, хотя мы даже строку пустили во время клипа, чтобы найти его. Просто интересно с этим человеком было бы встретиться. Но так ничего до сих пор и не произошло, к сожалению. Мистика такая немного в этом есть.

- Поделитесь своими мечтами и творческими планами.

- Мечтаю, что тур будет крутой, что людям всё это будет нравиться. Что мир на земле наконец-то будет повсеместный, что мы начнём сами думать за себя. Надеюсь на это. Что солнце будет всегда светить над этой планетой, что ночь будет наступать красивая и звёздная, что холод наступит как можно позже, и что зимой я уеду к тёплому океану.

В процессе беседы Найк Борзов так и не смог вспомнить, выступал ли он в нашем городе раньше, а подсказать было некому – все приехавшие с ним музыканты, относительно недавно играют в таком составе. Но приехать снова в Тамбов он пообещал – надо же всё-таки заскочить хоть в один из музыкальных магазинов, кто знает, вдруг там найдётся та самая редкая виниловая пластинка, которой там не хватает в коллекции Найка Борзова.