15 сентября 2014, 10:39

Мы там были: без усов, но со стихами

Мы там были: без усов, но со стихами
Фото: портал ВТамбове
Как редко в наш город заглядывают приезжие поэты, но один сделал исключение. Поэт Без Усов (Артем Моргунов) навестил «Молотов», дабы прочесть там тридцать одно стихотворение.

Начало было отложено, и, честно признаться, были подозрения, что концерт и вовсе отменят – слишком уж немноголюдно было в рок-баре в тот вечер. Через некоторое время на сцену всё-таки поднялся представитель удивительной современной поэзии из города Тольятти. Афиши не врали – поэт-то и правда без усов (в наше «бородатое» время даже как-то непривычно). Лейтмотивом своего выступления он обозначил тематику смерти. Да, было довольно мрачно и меланхолично, под стать месту. Надрывная, кричащая поэзия звучала со сцены на протяжении часа, держа слушателей в постоянном ожидании новой рифмованной трагедии. После, как и принято, было общение с залом, автографы и фотографии на память. Но уже через полчаса после завершения мы застали поэта одиноко сидящим в отдельной комнате. И, конечно же, решили составить ему компанию и заодно поговорить о разном.

– Почему ты прочёл именно тридцать одно стихотворение?
– Не знаю, я просто выбрал событийные, логически связанные, которые относятся к одному человеку.

– Часто выступаешь?
– Не знаю. Не очень.

– А вообще по городам гастролируешь?
– Да, но я не делал никогда таких туров, чтобы было подряд очень много городов. Вот только этой осенью, возможно, получится что-то подобное. У меня нет человека, который бы занимался менеджментом, логистикой и поэтому все делаю сам. У меня не очень-то имеются к этому способности, поэтому начало тура какое-то размазанное, все находится друг от друга далеко и территориально, и по времени. Всё неправильно я сделал, в общем. Городов много будет, наверное, тридцать. И к Новому году я буду сказочно богат (смеется).

– Как это сочетаешь с учебой-работой?
– Никак. Я занимаюсь видеосъемкой. Единственное – я не снимаю свадьбы.

– Где предпочитаешь выступать?
– Я люблю выступать в полуподвалах, чтобы там негде было сидеть. Люблю, чтобы был полный контакт. А вот когда выступаю в кафе… особенно в антикафе! Там светло и тепло, все с чаем и на пуфиках и тут я со своими грустными стихотворениями.

– В твоем паблике восемнадцать тысяч подписчиков, а на концерт пришло не больше двадцати человек. Что происходит, когда поэт из ВКонтакте и Стихи.ру выходит к реальному зрителю?
– Всё дело только в промоушене. Все зависит от промоутера в городе. В России очень ленивая публика и очень ленивые промоутеры, они ровным счетом ничего не делают. Если в начале нулевых было очень круто, ребята задумывались над рекламой и тематикой, то сейчас всё равно, просто создается встреча во ВКонтакте, приглашается народ, а народ понажимает «Точно приду», «Возможно приду», а в итоге всем лень ехать. Да и в паблике восемнадцать тысяч человек, а из них в Тамбове живут человек шестьдесят. Был в Уральске, в Казахстане. В паблике из Уральска один человек, а пришло сорок. Учитывая, что в Уральск в этом году я второй привоз - первый Тимати. В конце концов, я же не музыкант, я не пою песни, под них нельзя танцевать или разговаривать. Нужно слушать, вслушиваться. На Иру Астахову приходят люди. У нее сейчас всё круто, ей занимается стоящий человек, который организует концерты «Касты» и это играет большую роль. Сейчас никто народ не собирает.

– Как же Полозкова?
– Ну Полозкова – это уже литература.

– А ты в литературу не метишь?
– По-моему, совсем нет. И вообще, не люблю я все эти деления. Рано пока.

– Можно ли заработать на поэзии?
– Ну вон Ес Соя зарабатывает и нормально так. Выступит в пятидесяти городах подряд, и, знаешь, после этого у него неплохие деньги на руках. Зато у него есть коммерческая жилка.

– Какое отношение к современной поэзии имеешь конкретно ты?
– Я вообще не из поэтической тусовки. Друзья у меня все читают абстрактный хип-хоп: «Вы соглашаетесь», «Alfaro», «Макулатура».

– Может, это и есть новая поэзия?
– Не все, Паша «Вы соглашаетесь» – поэзия. У него очень хорошие тексты, образы, а кто-то все же ближе к хип-хопу. Короче это круто, там хотя бы есть музыка, хотя бы есть бит. Да и вообще ребята они нормальные, без всей этой теплоты и обнимашек. Такие с мизантропией, нелюдимые. Мне как-то ближе. И у меня есть куча записей абстрактного хип-хопа, есть совместные записи, есть целый ЕР. Только я их не читаю на концертах, потому что люди приходят, что бы услышать другое. А вот когда ребята делают свои выступления и зовут меня, то я с удовольствием читаю.

– Какое нахождение на сцене тебе ближе – одному со стихами или с ними, читая хип-хоп?
– Мне гораздо больше нравится с ними. Очень грустно сейчас сидеть здесь одному, очень неуютно себя чувствую последнее время почему-то.

– Веришь в современную поэзию?
– Я не верю в восприятие людей. Я не верю в наличие элитарного искусства сейчас, его нет. Ну как, оно есть, но оно абсолютно закрыто для масс. Даже сам факт создания паблика это же жесть. «Интернет дал нам столько возможностей, можно стать известным». Ну да, можно. Макс Корж стал известным, но это не делает его творчество чем-то ценным и полезным. На самом деле люди просто ничего не понимают в современном искусстве. Оно развивается только за счет субсидий государства и вливаний богатых людей, которые неравнодушны. Поэтому я очень хотел бы делать что-то, что я мог бы называть литературой. И я стараюсь. Порой даже выходит что-то сопряженное с анализом, талантами, чем-то бессознательным. Можно конечно не запариваться, писать по однотипному стихотворению в неделю про то, что она изменила, а я грущу - просто делаешь свое дело и получаешь что хочешь – деньги или внимание. А мне нравится быть понятным себе.

– Читаешь кого-нибудь из современных поэтов?
– Из современных поэтов никого. Сейчас, например, у меня Овидий «Метаморфозы». А потом будет что-то историческое про крестовые походы. Я же на историка не доучился... (улыбается).

После мы пожелали Артёму лёгкого тура и в каком-то трансе удалились осмысливать услышанное. Ведь каждое из тридцати одного стихотворения нашло неоднозначный отклик, и как будто было написано «по мотивам».

Людмила ТЁТУШКИНА