10 декабря 2014, 10:20

Обычный герой: Вокруг света с Михаилом Корневым. Часть 4

Обычный герой: Вокруг света с Михаилом Корневым. Часть 4
Фото: архив Михаила Корнева
Год назад мы с вами путешествовали вокруг света с Михаилом Корневым, сегодня мы отправимся с ним на знаменитый остров Пасхи.

Нас ждет знакомство с новыми местами, обычаями и традициями других народов, историческим наследием и объектами культуры. И конечно же - увлекательное повествование Михаила Корнева! А мы будем вместе с ним познавать мир, не выходя из дома или офиса, совершая онлайн-путешествие прямо перед монитором своего компьютера. Итак, в путь!

7 декабря

«Картофельный спецназ готов к высадке на остров Пасхи. В этот раз я путешествую в компании альпиниста, спасателя, путешественника - Максима Богатырева. По совместительству он еще Герой Адыгеи и мой добрый друг. 5 часов лету до Мадрида, потом 14 часов до Сантьяго, ночевка - и 6 часов до острова в самой безлюдной части Тихого океана. Далее - по расписанию. Три страны за три недели.

В Чили - Сантьяго и остров Пасхи. В Перу - Лима, Куско, пустыня Наска, острова Балестас, из-за которых чуть не началась война между Чили и Перу и на которых живет 5 миллионов птиц. Там есть даже пингвины. Потом ночевки среди барханов в пустыне, купание в горячих источниках Аква Кальенос и пешочком до Мачу-Пикчу.

Далее озеро Титикака. Судоходное озеро на высоте 3600 метров. Это чуть ниже Монблана и чуть выше Фудзиямы. Мы поплывем на лодке к острову Амайтани и заночуем в коммуне индейцев Аймара.

Следом Боливия - высокогорная Ла-Паса, лавки ведьм, долина Луны и центр доинковской эпохи Тиуанако. Потом восхождение на гору Уайна Потоси высотой 6100 метров.

Затем Уюни и нагорье Антиплано. Каньоны и гейзеры, горячие термы и самый большой и красивый в мире солончак. Несколько ночей проведем в соляных пещерах на высоте 4700 метров. И опять восхождение на шеститысячник. На этот раз действующий вулкан на границе с Чили. Кладбище паровозов, побережье, купание в океане и прочее и прочее! А потом Новый год! В Мичуринске!

В Мадриде солнце. Хорошо, когда солнце. Настроение - отличное

Кафешка в зоне вылета

Комментарии друзей Михаила в facebook

Айдер Муждабаев: Миш, спасибо, ты понимаешь, тут очень личное, я с детства обмираю по индейской Америке, именно Центральной и Южной. Однажды, мне было лет 9, купил в книжном магазине села Горелое книжку Милослава Стингла «Индейцы без томагавков» - и заболел. В итоге сошел с ума до того, что пьесы древних инков читаю... Короче, побудь там и за меня, я бы все эти камни зацеловал (от тебя таких подвигов не прошу)

Выхристюк Зоя: Какое путешествие! Михаил, мы все будем следить за Вашими сообщениями, фото, впечатлениями! Удачи!

Макс сидит напротив меня. На его щеке новый шрам. Совсем свежий.

- Как твой бизнес? Как картошка? – спрашивает он.
- Урожай плохой. Качество не очень. Засуха была. С агрономами проблемы. Кризис. У банков сложности с ликвидностью. Ставки пересматривают. Новые кредиты не дают. Валютные курсы ты сам видишь. Удобрения, семена, запчасти, да вообще все дорожает. Но в целом - нормально, как всегда. А ты как? Шрам откуда? (Макс смеется).
- В Непале, месяц назад, як напал. Хотел его сфотографировать, а он кинулся на меня.

- Они, вроде, мирные обычно?
- Обычно да. А этот чуть на рога не поднял. Здоровый, туша килограмм на 500. Первый раз я увернулся, а потом споткнулся. Он рогом в лицо ударил. Потом в ногу. Живот я чудом уберег. Рядом заборчик тибетский, каменный, по грудь высотой. Так я его перепрыгнул в мгновение. С 40-килограммовым рюкзаком! Прыгучесть очень повысилась. А як напирает. Вот-вот через заборчик перемахнет. Я бежать. Внизу ручей и обрыв. Понимаю, что ему здесь все родное, он по этим ущельям с рождения скачет. Ведь догонит, гад. Рога его перед глазами. Под полметра, изогнутые, острые, как шило! Не знаю, как убежал. Группу когда нагнал, увидел, что весь в крови. Одежда залита, в ботинке хлюпает. А боли еще нет. Шок. В общем, нога и ребра более или менее. А вот щека разорвана сильно.Повисла щека на ниточке. И я, блин, понимаю, что дело плохо. Кровь не останавливается, нужно зашивать, а у нас ни инструментов, ни обезболивающего, ни хороших антисептиков. Медика в группе нет. Прививка от столбняка просрочена уже лет пять как. До горного аэродрома 200 км, а у меня одна нога не шевелится. В группе только новички. Напуганы. Но повезло. Выше французы лагерем стояли. И у них женщина-врач. Ну, она альпинистка, а по основной специальности - косметический хирург. И инструменты с собой. В общем, она меня и зашила. Потом, уже в поселке Чуклунг, прививку сделал. Вот так.

- Круто ты яка сфотографировал. Фотка-то получилась? (Макс опять смеется!)
- Нет. Но иглу хирургическую я теперь с собой вожу, так что ты не переживай! Если что, зашьемся.

Пьем кофе. А я смотрю на него и думаю про себя: «Засуха, плохой урожай, кризис... Трудная у меня работа! А ударь як на три сантиметра выше, и точно воткнул бы свой полуметровый рог Максу в мозг, прямо через его левый глаз... Курс евро вырос, санкции, банк в кредите отказал... Ух, трудно!

А не перепрыгни Макс забор, як вспорол бы ему живот, выпустив кишки в тибетскую пыль. А до аэродрома 200 км. И одни новички в группе... Трудная работа у меня. Кожаное кресло, мерседес, помощники, компьютеры.
Конечно, это тоже важно. И я немало преуспел в своем деле. Бизнес-процессы, доходность, производство, продажи. Но всё же... Но всё же Господь создал мужчину для охоты и погони, для драки с диким зверем и защиты своего жилища с оружием в руках, для риска и ноющей боли в напряженных как канаты мышцах. Для усталости до тошноты, для рискованных путешествий, преодоления себя, для побед». Макс тоже думает о своем, с чашкой кофе в руке. Может, он вспоминает ту лавину на пике Победы, которая сорвала со склона его Дашку? Он так и не нашел её тело. И каждый год возвращается на эту злополучную Победу, но ничего уже не поправишь. Может, он думает, что уже хватит риска и боли для уставшего тела. И неплохо бы завести небольшой бизнес и подумать о доходности на капитал? Может, он думает, нахрена вообще поперся со мной к этим индейцам озера Титикаку? Веселый, свежезашитый, железный Макс.

- Миш, мама тебе письмо передала.

Он протягивает мне желтоватый конверт. Я и не помню, когда последний раз получал бумажные письма.
Объявляют посадку. Это наш рейс на другую сторону земли.

И мы улетаем.

С одинаковым видением этого мира и с разными мыслями.

Комментарии друзей Михаила в facebook

Елена Аранаи: Мужчины... какие вы разные, но прекрасные! Вы можете сидеть в офисе или покорять вершины, делать удивительные вещи, копаясь в железяках по локти в грязи, или с оружием в руках охранять наши интересы.... Вы наша гордость, опора, надежда, наша радость! Мы счастливы, когда рядом с нами мужчины, от которых мы получаем решительность и ответственность, с одной стороны, и нежность и внимание - с другой. Рядом с такими мужчинами мы можем себе позволить быть настоящими женщинами, достойными вашей любви. Спасибо вам, настоящие мужчины! Пусть ваши цели будут великими, а достижения их достойными. А мы рядом, мы всегда рядом, с любовью, лаской и вкусным ужином, ждём вас с очередного боя.

Анатолий Васильев: Всё жизненно, всё верно и логично! А пока живёшь, в параллели с тобой костлявая плетётся.... Дашь слабину - из здорового в инвалида превратишься в момент! В прямом смысле или в фигуральном, это, в сущности, не важно... а важно видеть этот самый момент и не допускать близко!

8 декабря

В Сантьяго тепло. Даже душно.

Записываю за Максом: «Есть ученые разные. Одни лекарства изобретают, космические аппараты, а другие докторские пишут о длине хвоста у мышей. Так вот, одни ученые доказали, что есть разница в том, с которой ноги с утра встать. Как легкий толчок о пол одной или другой ногой задает ритм и настроение дня. Сердце, желудок, голова получают как будто легкий удар от этого соприкосновения ноги с полом. Так, чтобы тех ученых не расстраивать, я уже много лет встаю на обе ноги. - Доброе утро, Миха! Всегда вставай на нужную ногу. Или, как вариант, сразу на голову!»

Доброго сантьягского утра, друзья!

Заселяясь в отель для ночевки, в графе «специальность» мы оба на русском написали «водолаз».
Так что этим утром чувствуем себя двумя водолазами. Один мичуринский водолаз, другой - майкопский. —

Сантьяго

Сантьяго просыпается поздно. Или это мы еще живем по московскому времени и слишком рано вышли на прогулку. На пустых улицах в центре только полицейские. На их патрульных машинах мигалки зеленого цвета. Выглядит это вполне дружелюбно и экологично.

Город не цепляет. Как-то равнодушно проходит мимо. Мои детские ассоциации с Чили - это Сальвадор Альенде, Пиночет и Луис Карвалан. Ну и неприличный стишок про Брежнева. Помните, когда хулигана Буковского поменяли на Карвалана. Сейчас сезон клубники. Здесь она бесподобна. Настоящая, как у нас. Большая, мягкая, ароматная! Думаю, что фотографии в этом альбоме расскажут про город больше, чем я.

Парламент. Год назад студенты чуть не снесли его.

В центре безлюдно.

Видимо, здесь тревожно. Двери что надо.

Музей связи на площади Оружия. Пиночет тут «погулял».

Флаг огромный!

Комментарии друзей Михаила в facebook

Oksana Kravchenko: Чудная форма - смесь советской и еще чего-то. А сапоги!

Анатолий Васильев: Однажды, ещё в России, парился в сауне с группой офицеров, в том числе и из Чили. Что-то в шутку спросил о диктатуре у них... А он тоже шутливо ответил, что вся диктатура в Чили только для того, чтобы сделать фото на память с туристами! Тогда не совсем понял, но теперь верю!

Чилийский ответ Брюсселю. Писающие мальчики

На горе. Старая крепость

На горе. Старая крепость

Инки не раз нападали и разрушали Сантьяго на заре его существования.
5,5 миллиона человек. 37 коммун без единого управления. И порядок.

Вот одеть его в шкуру бизона, перья на голову - и будет инка.

Бомж. И это что-то вроде федерального суда!

Жарко, ну а что?

Моллюски, рыбка и всякие штуки с неприличными названиями.

Зато его голуби любят

Картофан! Наш лучше!

Комментарии друзей Михаила в facebook

Oxana Elagina: А елочка странноватая

Михаил Корнев: Зато пальмы какие!

Буэнос ночес и мучос грациос, сеньоры и сеньериты. Мы полетели на Остров. Продолжение следует.

Материал подготовлен Мариной МАМОНОВОЙ

Фотографии: архив Михаила Корнева