Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Согласен

Раздел Общество
6 марта 2013, 13:10

Такие разные женщины: «Раньше у меня была горничная, которая приходила убираться, а сейчас у меня есть Малина»

Такие разные женщины: «Раньше у меня была горничная, которая приходила убираться, а сейчас у меня есть Малина»
Хотя на улице балом правит зима, многие горожане уже живут весной. Пока мужчины томятся в ожидании сезона мини-юбок, женщины с трепетом гадают, что преподнесет им сильная половина человечества на 8 марта. Мы же в канун Международного женского дня расскажем о неординарных представительницах прекрасного пола, живущих в нашем городе.

О том, как непросто быть в центре внимания и сколько стоят стразы, ВТамбове рассказала Олеся Павлова - руководитель студии танца и шоу KISS, промоутер, дизайнер одежды и костюмов для шоу.

- Наше интервью я бы хотела начать с вопроса о том, в каком возрасте у тебя стало зарождаться то упорство, с которым ты идешь по жизни сегодня?

- В четыре годика … Знаешь, была такая история… Во-первых, у меня мама и папа – военные, папа-подполковник. И я периодически присутствовала у него в кабинете, будучи маленькой. В детском садике, когда всех укладывали спать, я садилась в позу и говорила, что спать не буду. Воспитательница грозилась рассказать родителям, на что я отвечала «Папа сказал, мы будем решать этот вопрос». Ну, и, собственно, редко кому удавалось укладывать меня вместе со всеми. Я была очень капризным ребенком, но не то, чтобы капризным – то есть у меня не было каких-то там замашек «хочу мармелад, пусть принесут мне его сейчас». Я больше была «себе на уме», делала то, что мне нравилось на тот момент времени. Меня мало останавливали правила детского садика или школы. Я видела, как отец командует своими подчиненными, и, может быть, оттуда это все и зародилось. А потом – дальше, больше. Но при этом я нормально себя чувствую в коллективе, где не я «командую», а надо мной есть руководитель. Я, в принципе, адекватно к этому отношусь. И всё же, чаще всего во всех коллективах я руковожу.

- Насколько мне известно, ты начинала, как журналист, а танцы шли всегда в параллели…

- Знаешь, как это было? Начинала я в школе. Почему я попала в журналистику - только потому, что начала ходить в кружок. И записали меня туда совершенно случайно. Просто подошла староста и сказала, что надо идти в этот кружок, что там недобор, что можно месяц походить и на этом закончить. И мне пришлось туда «переться». И нормально… Походила неделю-две, потом мы открыли школьную газету, где я была редактором. А танцевала я с трех лет в ансамбле классического танца «Вдохновение». То есть это пуанты, балерины, русские народные танцы, итальянские, греческие и т.д. Всё вот из этой серии… А потом я, слава Богу, еле-еле закончила хореографию, потому что мне это очень надоедало. Это была очень большая трата времени. И в школе я шла на медаль. То есть мне пришлось в какой-то момент делать выбор… Потом закончила школу и целый год я не танцевала вообще. Позже я пошла танцевать на танец живота. Спустя год обучения заняла первое место в городе по танцу живота. И только потом я захотела какой-то сцены. Но сцены в том виде, в котором я ее видела, не было в Тамбове. И я решила танцевать в кафе, где есть зрители, которые, собственно, видели то, что я делала. Я не брала чаевые, я даже не знала, что это такое. Меня все это очень смущало. Я танцевала, потому что мне это нравилось. И гости, которые приходили постоянно во «Фрегат» - это, как раз, кафе, где я начинала выступать. Они дарили мне цветы, потому что деньги я не брала. И, когда я уже начала домой возвращаться с цветами, мама начала интересоваться, что это за «фигня» такая. Она очень отрицательно относилась ко всему этому, она до сих пор отрицательно к этому относится. Но, вот так вот… Становилось больше кафе, ресторанов. Потом появлялись другие танцы, и в итоге я открыла свое шоу. Сначала нас было три человека в шоу-балете, на тот момент он назывался именно так. А сейчас это целая студия-шоу, которая предоставляет услуги не только танцевальные, но и разные другие шоу: фрики и так далее.

- Тяжело ли вообще это сделать в таком маленьком провинциальном городе?

- Вообще все равно, где ты живешь, на самом деле. Тамбов – это место, где живут мои артисты и я… всё. В Тамбове, как таковом, не ценится то, что мы делаем. Так я могу сказать. Потому что я много денег вкладываю именно в костюмы, в шоу, в девочек и так далее. В Тамбове важно, чтобы подешевле, попроще.. А то, что дешевле – это не так круто.

Фото: Алексей Улитин

- Хотелось бы узнать, трудно ли превратить танцевальное хобби в достойный бизнес?

- Да, конечно трудно… Если человек этим живет, ему нужно быть готовым к тому, что этот бизнес не будет приносить того дохода, который хотелось бы иметь. Нет… примерно, половина заработной платы моей от шоу, уходит на само же шоу. Мы каждый год, в основном, к праздничным датам шьем новые костюмы. Хотя остались еще с того года. Но ведь количество заказов увеличивается. Любой костюм по себестоимости выходит от 2-3 тысяч рублей, а пара – это уже 5 тысяч. Это стразы дорогие. Потому что хочется, чтобы это выглядело круто. Очень трудно на этом зарабатывать. Зарабатывают на этом в Москве. Девочки, которые работают в стриптиз-клубах. Там ценится именно то, что они зарабатывают телом.

- Знаю, что костюмы для своего шоу ты готовишь самостоятельно. Расскажи, что для тебя значит создавать наряды и образы? Есть ли у тебя идейные вдохновители, например, жизненные сюжеты, которые затем находят отражение в твоем шоу?

- Конечно! На самом деле, у меня вдохновением являются люди, которые находятся рядом. То есть одной мне очень трудно находиться дома и шить. На данный момент я живу с Малиной. Алина-Малина – это моя танцовщица. Она моя подруга. По совместительству – все, что может быть в моей жизни, она заполняет. Она помогает мне по дому. Можно сказать, что мы такая вот семья. Единственное, что у нас нет какой-то интимной жизни между друг другом. Всё остальное мы делаем вместе. И она меня вдохновляет. У нее очень красивое тело. И когда я шью костюмы, все мерю на ней. В момент шитья она просто голышом ходит по дому. И каждые 20 минут я на нее что-то там примеряю. Другие источники вдохновения… Это может быть что угодно. Это какие-то эмоциональные моменты. Это может быть секс даже…

Фото: Андрей Поспелов

- Ни для кого не секрет, что твоя танцевальная программа очень яркая и насыщенная. Не смущает ли отношение общественности к некоторым откровенным моментам в вашем творчестве?

- Нет… Вообще есть такая фраза «я не 100 долларов, чтобы всем нравиться». Поэтому, даже, если я буду вести образ жизни а-ля офисный работник, незаметная серая мышка, я все равно буду не нравиться людям. Это нормально. Люди находят тех, кто хоть немного отличается от них, и пытаются их «гнобить». Есть такая притча. Она длинная, но смысл в том, что ад рисуется в разных национальностях по-разному. Ну вот, к примеру, немцы: яма, все сидят в яме. Один человек из этой ямы выползает, и другого за руку тащит с собой. То есть, как бы помогает ему. Во второй яме сидит другая нация, там другая ситуация: один выползает с одной стороны, другой выползает с другой, то есть каждый сам по себе. В третьей яме сидит русская нация: один человек вылезает из ямы, все остальные его обратно тащат. Ну это и, собственно, показывает Тамбов в очень таком ярком свете. В принципе, когда говорят – это только в Тамбове такие люди. Нет, не в Тамбове, во всех абсолютно городах, где мы бываем, общаемся с девочками. И абсолютно везде, если девочка танцует, и причем, чем меньше город, тем больше это колхозное стереотипное мышление, что если девушка танцует даже гоу-гоу хотя бы на сцене, то она обязательно ш***а и девушка легкого поведения. Ну не знаю, в Москве, например, такого нет. В Москве в стриптиз-клубах девочки настолько взрослые состоявшиеся люди, они уже многие замужем, у кого-то есть дети. И мужчины, которые приходят туда отдыхать, они не реагируют на обнаженные тела, так как на это реагируют в Тамбове. Там никто даже не думает, что это проститутки или еще что-то. Все спокойно к этому относятся в Москве. Мы, когда в Москву приезжаем работать, мы там отдыхаем просто.

- Вдохновляет ли твоя работа на новые подвиги? Есть ли какие-либо дальнейшие планы в самореализации?

- Есть, конечно! Мы сейчас делаем новое шоу. Совсем недавно появилось шоу с ведением программы, немножко неординарно. Я изначально ведущая шоу-программы, в другие города я приезжаю работать как ведущая. И у нас появились новые фишки в ведении, у нас появились конкурсы эротического содержания с девушками топлесс или полностью обнаженными. Надо добавлять такую изюминку небольшую в шоу. У нас будет шоу магии, иллюзион-шоу, будут фокусы, но при этом с эротическим каким-то уклоном. Девушки будут раздетые или полураздетые. Ну, опять же чтобы привлекать внимание. А так… По дальнейшему развитию – я отсюда не уеду, как бы этого не хотелось тамбовским «фанатам» и «фанатикам». Я не уеду из Тамбова, мне тут прекрасно живется. Я опять же напоминаю, что в Тамбове мы работаем крайне редко. Это корпоративы, это какие-то мероприятия ресторанные, которые располагают бюджетом, потому что цены у нас для всех одинаковые, считая Тамбов. И цены довольно большие. Поэтому и работаем здесь довольно редко. Тамбов – это место, где мы с Малиной живем в своем доме со своим садом, бассейном, и мы там как бы отдельно существуем от Тамбова, и крайне редко куда-то выползаем: в какой-то ресторанчик посидеть, поужинать и все. То есть если мы хотим отдохнуть и «тусануться» мы уезжаем в какой-нибудь другой город, где нас не знают и не будут потом обсуждать, во что мы были одеты и что могли творить на сцене.

- Быть успешной бизнес-леди – это одно. Но быть хозяйственной женой и заботливой мамой, которая растит детей – совсем другое. Планируешь ли свое будущее в этом направлении?

- На самом деле, я очень хозяйственный человек, потому что уже довольно долго я живу одна. Я умею готовить, стирать, убирать, мыть пол, пылесосить. Раньше у меня была горничная, которая приходила убираться, а сейчас у меня есть Малина. Поэтому мы уволили горничную и убираемся теперь сами. Если переползать в личную жизнь… Почти уже год прошел, как мы расстались с Русланом. Мы три года жили вместе. Ну так получилось. Не знаю, может быть, я была не готова к свадьбе на тот момент, и нам пришлось расстаться. Хотя мы хорошо общаемся до сих пор. Конечно, окружают молодые люди, окружает внимание. Но к какой-то серьезной жизни я сейчас не готова. Не потому что у меня какие-то проблемы, нет. У меня довольно четко выстроен план действий. Я в течение этого года зарабатываю деньги, доделываю ремонт в доме, покупаю машину. Но водить будет Малина. Потому что я, правда, как обезьяна с гранатой за рулем. И в конце года мы открываем что-нибудь прикольное. Может быть, это будет салон красоты, может быть, магазин одежды, может быть, это будет бар… То есть это будет что-то такое, куда я вложу деньги и потом буду, собственно, уже в начале следующего года думать о том, чтобы создать семью. Я просто не хочу родить ребенка и передать его маме с папой. Я хочу, чтобы он был обеспечен к тому моменту. Поэтому пока карьера в этом году.

- Скажи, пожалуйста, есть ли какие-то качества в твоем характере, которые ты хотела бы изменить?

- Да... Иногда мне стоит промолчать. Я очень много говорю иногда и потом думаю: «Блин, зачем я это сделала»? Я конфликтный человек… очень. Не знаю, может быть, я энергетический вампир и питаюсь энергетикой скандалов. Я люблю давать критику. Но при этом я очень объективно всех сужу. То есть я с пониманием отношусь к тамбовским гоу-гоу, которые не мои. Но иногда, конечно вырывается то, что хорошо было бы девочку причесать и накрасить прежде чем на сцену ставить. Но это отчасти стеб. Потому что, если бы все были такие же классные как мои девочки и мои костюмы, у меня была бы большая конкуренция. А так все нормально.

Фото: Андрей Егоров

- А что, наоборот, тебе нравится в твоем характере? Что-то, благодаря чему тебе удается добиваться поставленных целей.

- Я трудоголик. Я могу работать, забыть поесть, например… Серьезно. Мы можем с Малиной всю ночь где-нибудь разъезжать. Она танцует, я как администратор езжу с ней. И иногда мы возвращаемся домой в 5-6 утра и нам просыпаться уже следующим днем в 10-11 утра, мы едем в спортзал, едем за покупками, по работе… А потом уже наступает вечер, собственно, и у нас опять начинаются какие-нибудь заказы, какая-то работа. Поэтому нехватка времени жуткая. И считаю, что «трудоголизм» – это хорошая черта, так же как и целеустремленность. А к минусам еще я бы отнесла свою непунктуальность. Я крайне редко появляюсь где-то вовремя…

Фото: Андрей Поспелов

- Если бы можно было оценивать жизнь по пятибалльной шкале, какую оценку ты бы поставили сегодняшнему своему мироощущению? Есть ли что-то, к чему ты пока что только стремишься?

- В любом случае есть, к чему стремиться. Ближайшая цель – это открытие магазина и создание семьи. По настроению сегодняшнему, я бы поставила, конечно, пятерку. У меня все хорошо. Я не нервничаю. У всех девушек бывают такие моменты, когда нужно пострадать посидеть. И я раз в месяц, часа два могу полежать в ванной и пострадать о чем-нибудь. На большее времени нет, потом заходит Малина, пинает и говорит, поехали в спортзал или еще там куда-нибудь. Мы не болеем даже. У нас нет на это времени.

- В преддверии женского праздника, возможно, ты что-нибудь пожелаешь прекрасной половине нашего города. Может быть, дашь советы тем девушкам, которые стремятся достигнуть определенных успехов, реализовать себя в жизни.

- Приходите ко мне, я вас научу зарабатывать деньги. Я считаю, что девушка современная должна быть обеспечена. Это обязательно. Почему? В наше время пошли такие мальчики, я не могу их назвать мужчинами. Это, на самом деле мальчики. Причем возраст разный. До 30 лет даже встречаются такие мальчики, я их называю «няши». Няша – это такой вид мальчиков, которые, может быть, и живут за свой счет, но не прочь пожить и за мой. Их, в принципе, устраивает то, что я их таскаю за руку по кафешкам, ресторанам, клубам и оплачиваю все счета. И девушек, как я, которые содержат мальчиков, стало очень много. С такими девочками я общаюсь в Москве, такие девочки уже сейчас появляются в Тамбове. Мужского в парнях стало очень мало, поэтому я желаю всем дамам, леди, начиная с 18-ти лет задумываться о том, кем они станут далее в жизни. Все девушки должны встать на ноги сами, чтобы в любой момент быть уверенной в себе и своих силах. Потому что не всегда получается так, что молодой парень будет хозяином в семье, что вы будете жить вместе до конца жизни. Я не верю в вечную любовь, так же, как в любовь с первого взгляда, да и вообще в любовь в целом я мало верю. Поэтому любой расчет должен быть в пользу девушки. Он должен быть построен не на деньгах молодого человека, а построен на своих деньгах. Поэтому стоит самой встать на ноги. И только тогда Вас будут окружать сильные люди. Ну, и, естественно, окружайте себя этими сильными людьми, потому что если вы будете находиться в обществе, где люди менее богатые, чем вы, менее успешные, то вы опускаетесь до этого же уровня. Окружайте себя более успешными и богатыми людьми, чтобы стремиться к тому же, что есть у них. Это не зависть, не белая зависть, это такая цель – видеть с собой рядом таких людей. Ну и – счастья, любви, здоровья…

Алеся РОМАНОВА

P.S. Читайте интервью неординарных тамбовчанок на нашем сайте. Сегодня и завтра мы будем знакомить Вас с женщинами, которым есть что рассказать.