Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Согласен

Раздел Общество
1 июня 2013, 13:27

Детский сад, трусы на лямках. Группа 2

Детский сад, трусы на лямках. Группа 2
Фото: http://www.budynok-huggies.com.ua/
И снова в продолжении «детской» темы, вспомним о боях с незримыми врагами, медальонах из крышек от кефира и молока, физическую активность на горках и турникетах... Итак, редакция портала ВТамбове в День защиты детей продолжает знакомить вас со своими детскими воспоминаниями.

Продолжаем знакомиться!

Екатерина Муратова, корреспондент:

«С годами меняется лишь конь и его технические характеристики»

Детство у меня было очень боевое. Ни дня без подвигов. Лазать по деревьям, смотаться гулять в посадку за трассой М6, дразнить бродячих собак, играть в футбол ржавой консервной банкой, устроить «паркур» на стройке – всё это про меня. Причем, я всегда точно знала, что делать этого нельзя, и что в награду за труды я непременно огребу крапивой по пятой точке. Но меня это никогда не останавливало. И многочисленные «боевые» шрамы – яркое тому подтверждение. Единственное, чего я всегда боялась – это расстроить маму. Поэтому, заработав очередную рану или ссадину, я старалась по-тихому просочиться в дом мимо мамы и спрятаться в своей комнате до тех пор, пока оно само собой не заживёт. Эта внезапная конспирация меня всегда и выдавала, а попытки маскировки местами вообще походили на кровавый хоррор.

Был, например, такой случай. Зима. Вечер. Мне года 4 или 5. Мы с соседскими ребятами решили поиграть в футбол, благо поле почти под под окнами дома. И, по иронии судьбы, я во время игры напоролась ногой на дно от разбитой трёхлитровой банки (до сих пор не могу понять – какая скотина бросила эту склянку на футбольном поле?!). В общем, стекло вошло в мягкую подошву моих сапожек-дутиков, как нож в масло, и порядком разрезало мне ногу. Само собой я ломанулась домой – надо ж успеть зашифроваться пока родители в гостях. Разулась прямо в прихожей, обувь бросила тут же и судорожно стала соображать – как бы теперь сделать так, чтобы родители не догадались, что я ногу порезала?! А то ведь мама увидит и расстроится…В общем, я не придумала ничего лучше, чем налить в большой таз тёплой воды, развести там марганцовки и сунуть в этот раствор ноги. (Ну детская логика – в красном же кровь не видно будет) Мастер маскировки 150-го уровня))))) Довольная собой я уселась в большое кресло в зале и в итоге уснула.

А теперь представьте себе такую картину – ночь, зима, яркая луна, блестящий снег…Родители возвращаются из гостей и видят кровавые следы от детских ножек, ведущие к дому. У двери лужа крови (ну правильно, я же стояла тут долго, ключи доставала, дверь открывала). Заходят они, а в прихожей ещё одна лужа. Разрезанная обувь и окровавленные две пары носков (шерстяные и обычные) валяются тут же. Идут дальше по красным следам на полу в зал, а там ребенок без сознания и полный таз крови (они ж ещё не в курсе, что это марганцовка, а я тупо сплю). В общем, успокоить родителей я в детстве умела!

Ну а из милых ми-ми-мишных воспоминаний…У меня с братьями очень большая разница в возрасте – 9 и 11 лет. Зимой меня всегда катали на санках, а когда был липкий снег, братья лепили мне снеговика-медведя. Началось это с 3-х лет. Мы слепили первого медведя вечером, а ночью шел пушистый снежок. Утром я первый делом побежала к окну – смотреть, не ушёл ли ночью мой белый медведь. Он был на месте, и ночной снежок покрывал его, как настоящая шерсть. Этот медведь показался мне таким волшебным и сказочным, что с той поры я всегда заставляла братьев лепить только таких снеговиков. А когда подросла, стала лепить снежных медведей сама.

Кстати, в Деда Мороза я никогда не верила, и поэтому он не приносил мне подарки на Новый год. Подарки я получала так: отец приходил домой с работы и говорил, что по пути встретил белочку (зайчика, лисичку, ёжика и т.д.), и зверушка передала гостинец для Катюшки. Вот в это я почему-то верила. В Деда Мороза – нет, а в зверей с подарками – да. Более того, когда я капризничала и совсем ничего не ела весь день, отец проворачивал ту же схему и приносил мне «лесные» бутерброды. Их мама заблаговременно прятала в терраске, чтобы к приходу отца с работы они были холодными, и я не сомневалась, что они из зимнего леса.

Елена Щекочихина, корреспондент:

«Всегда умеет попозировать на камеру :) С малых лет знает, как правильно надувать губки «пю»

В самом юном возрасте идей кем-то стать как-то не возникало. Но, судя по поведению и всяческим происшествиям, на судьбе было написано быть членовредителем.

В большой семье много «нянек». Тетушки, дядюшки, двоюродные бабушки, братья, сестры. Но как-то все они решили оставить в немаленькой трехкомнатной квартире, напичканной всякими вещами, на которых постоянно написано «Беречь от детей!» двух малышей. Девочку лет 5-6 и ее двоюродного брата — карапуза лет 3-4. Зачем играть в игрушки, когда вокруг так много всего нового, на что при взрослых даже взглянуть боязно! Особенный трепет у нас, малышей, вызывала одна комната. Дедушка, как большой человек в семье, имел кабинет. С тяжелым столом, на котором стояли тяжелые, как будто высеченные из камня, часы и необычные канцпринадлежности. Там-то мы с братцом то и раздобыли ножницы. Причем не простые, а какие-то из медицинской сферы — необычайно тонкие, от этого не тяжелые для детских ручонок. Почему при таком количестве детей (а нас, если собрать всех вместе, было семеро) двери комнат не запирались — непонятно.

Ничего умнее, чем испробовать остроту ножниц на себе мы не придумали. Если бы порезали что-то в доме, наверное, это была б катастрофа, порка и другие физические воздействия. Но мы решили оценить способности ножниц на том, что всегда при нас — на собственных шевелюрах. В моих почти уже взрослых руках ножницы вели себя хорошо — в ровной челке брата образовался этакий знатный квадрат. Мне волосы удалось сохранить — пухлые ручонки малолетнего родственника не смогли даже толком закрыть ножницы. Неизвестно, что бы мы еще успели натворить, если бы не вернулись взрослые. Я была горда работой — мне казалось, что брату идет такой «фасон». Но старшие почему-то решили, что лучше откорнать ребенку челку по-уродски короткой, лишь бы вывести этот квадрат с его головы. Досталось, само собой, старшему. То есть мне. Но не прошло и года, как мы замутили с тем же братцем проект «Ресторан». Увидев загубленную гречку, которой мы, в добавок ко всему, кидались из окна, и помидоры, взрослые возмущались еще громче. С тех пор к нам приставили двоюродную бабушку.

Ульяна Толмачева, корреспондент:

«Задор и рассудительность в одном лице»

Почему-то, когда пытаешься воскресить в памяти дни своей безбашенной юности, первыми в голове возникают вкусовые ассоциации. И вот ты уже вспоминаешь бесконечную череду обедов, завтраков и полдников в детском саду, все эти варёные яйца с посиневшими желтками, молочные супы с макаронами, какао с противной пенкой. И воспитательницу, которая всеми правдами и не правдами пытается запихнуть в тебя вышеперечисленные деликатесы.

Я тогда всё время задумывалась, почему бы поварам как-нибудь не приготовить для нас что-нибудь более удобоваримое, вроде жареной картошки. Задумывалась и всё надеялась, надеялась… Но увы, надеждам на перемены в рационе не дано было сбыться. Оставалось только бороться. За право не быть накормленным.
Со временем я даже выработала определённую тактику, которая спасала в некоторых случаях. Например, в те мрачные дни, когда перед нами ставили тарелки, полные каши или капусты. Тогда мне ничего не оставалось, как отъесть часть порции (необходимая жертва, без неё бы не было и шанса на успех), а затем уже приступить к основной операции. При помощи вилки я приминала кашу сначала сверху. Затем начинала спрессовывать её по бокам. Затем снова сверху. И вновь по краям. Так продолжалось до тех пор, пока не появлялась видимость того, что я съела достаточно. Дальше я звала воспитательницу. И тут было два варианта развития событий. В общем, время от времени моя тактика меня спасала.

А вот спать в обед я любила. И искренне не понимала своих капризных соратников, которых невозможно было уложить ни под каким предлогом.

Дмитрий Полубояринов, оператор:

«Любитель авто и истинный тюнинговщик»

В детстве я очень любил разбирать и тюнинговать машинки. Поэтому у меня не было почти ни одной целой. Обычно я брал машинки и переставлял колеса с одной на другую. И так до бесконечности. Потом из пластилина лепил им новые бамперы. А из маминых пуговиц делал новые колпаки. Но писк тюнинга заключался в том, чтобы втихаря взять у сестры лак для ногтей (он был в то время на вес золота) и покрасить отдельные элементы кузова. За что я, конечно, получал... Но мне было уже все равно, ведь мои машинки выглядели просто восхитительно!

Илья Демин, оператор:

«Любитель хорошо отпотчевать»

Есть у меня одно воспоминание из раннего детства, которое, наверное, лучше всего отпечаталось у меня в голове. Я, конечно, не могу назвать его забавным, но тем не менее.

Как-то раз в детском саду зимой, во время прогулки на улице мы с двумя моими дружбанами обнаружили... санки, одиноко стоявшие посреди дороги, накрытые какой-то тканью. Естественно, любопытство одолело маленьких искателей приключений: мы сняли эту ткань и с радостью обнаружили там пакет, набитый продуктами! Шоколад, сок в коробочке, батон, и еще много всего съестного! Тогда мы даже подумать не могли о том, что все это кому-то принадлежит, и этот «кто-то» придет с минуты на минуту. Все дружно решили, что эти санки просто кто-то забыл, причем забыл навсегда, и что теперь всё это - наше! Никому ни о чем сообщать мы, конечно же, не стали, а поэтому вместе с радостью внутри было такое чувство, будто ты делаешь что-то запретное, криминальное. Но это даже усиливало любопытство.

Итак, продукты из санок мы выпотрошили, все неинтересное (батон, банку майонеза, колбасу и прочую скукоту) оставили валяться на снегу, а вот остальное... остальное мы без внимания не оставили - съели и выпили. Как помню, мне ничего и не досталось почти - все между собой поделили два моих приятеля. В конце концов, встал вопрос - что делать с оставшимся? Мой приятель (его звали Павлик, и он был отъявленный хулиган) поднял со снега банку майонеза. Я уж теперь не знаю, почему, но я ему шуткой крикнул: «Разбей ее!». И он разбил. Тут то я и увидел два зорких предательских глаза, выглядывающих из-за стены: это был Валера, наш согруппник и в этот же момент я понял, что сейчас он пойдет ябедничать воспитателю, что нам троим не несдобровать.

Потом был какой-то туман... помню бешеную, испуганную тетку, бегавшую вокруг санок: «Обокрали! Обокрали!!!», долгие разговоры с воспитателями и родителями, даже ночные кошмары на тему произошедшего.

Евгения Лучкина, руководитель отдела промо:

«Повелительница кочерги, гроза простыней»

Я не помню сколько мне было лет, но ввиду ситуации, видимо, совсем мало. Помню только, что это было зимой и стоял крепкий мороз. Мы с младшим братом гуляли на улице. Во дворе мама повесила постельное белье. Я не знаю, где я нашла кочергу, видимо, в сарае у папы, но последствия были весьма плачевны для родителей! Итак, со словами: «Не бойся, Сережа, (это мой младший брат) белье зарастет, когда высохнет», мы весело проткнули кочергой все комплекты белья, да в нескольких местах. Ох, как же ловко кочерга втыкалась в эти замороженные простыни и наволочки. И как они хрустели! Я не помню, чтобы мама с папой на нас сильно кричали, видимо наши доводы, что дырки в белье зарастут, как только оно высохнет, были очень убедительны, потому что мы с братом в это верили всей душой!

Антон Полежаев, менеджер интернет-проектов:

«Знал, как правильно обращаться с женщинами ещё с 3х лет»

Когда мне было 3 года, я был проворным и очень рассудительным ребенком. Однажды родители оставили меня вместе с тетей в квартире. Стояло лето, 9й этаж, окна приоткрыты - жарко. Тетя решила поиграть в прятки. Я, как уважающий себя мальчик, сказал: «Ты прячешься первой», и начал считать. После отсчета мой острый слух почувствовал щелчок в туалете. «Ага, она там!», - смекнул я. Но вместо того, чтобы открыть дверь и сказать «УРА! НАШЕЛ», я закрыл шпингалет на двери и пошел есть печенье на кухне. Никакие уговоры тети не смогли спасти ее из туалетного плена. Спустя полчаса дверь все-таки была выбита, а я - наказан. Правда, не понятно за что: я же ее не нашел... :)

А мы предлагаем вам рассказать о своих забавных детских историях в комментариях. Присоединяйтесь!