Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Согласен

Раздел Общество
7 марта 2014, 10:39

Интервью с Эдмундом Шклярским: Жизнь в тени легкого сфинкса…

Интервью с Эдмундом Шклярским: Жизнь в тени легкого сфинкса...
Фото: Портал ВТамбове
Тамбову повезло — каждый год, в начале весны мы ходим на «Пикник». Что бы ни случилось и какие бы кризисы ни разыгрались.

Потому что все это полная ерунда в сравнении с вечностью в виде ореола жутковатой, таинственной и потрясающей своим драйвом музыки, что приносит к нам на черных крыльях вампиров эта питерская команда, над которой не властно время. Точнее, «Пикник» уже давно живет вне времени и пространства, создав свой мистический и гипнотически притягивающий мир. А в нем царапают небо когтями безмолвные сфинксы и рвут свои души влюбленные вампиры в духоте фиолетово-черной ночи...

На этот раз Эдмунд Шклярский и компания вызвали «Азбукой Морзе» (так называлась их новая программа) самые изощренные тени преисподней. Они витали над залом в виде причудливых узоров под жесткие гитарные риффы и давящий бас. А сам Эдмунд, выйдя после концерта из фиолетово-черного сумрака, похоже, все еще оставался в привычном образе загадочного мистификатора Вселенной...

– Эдмунд, в Тамбове вас каждый год с нетерпением ждут. Ждете ли вы встречи с Тамбовом?
– Конечно! Мы знаем, что здесь живут наши постоянные поклонники. В каждом городе они свои, но всех обьединяет наша аура. Казалось бы, эти песни все давно знают наизусть, но все равно приходят на концерт снова и снова. И, что интересно, людей все больше, причем даже независимо от комфортности зала. До этого мы приезжали в ваш очень красивый зал филармонии, теперь вот в этом ДК, но люди так же, даже еще более эмоционально встречают нас, точнее нашу музыку. Это здорово!

– Вы остаетесь себе верны везде и всегда, и ваша музыка по-прежнему основана на гитарных риффах, что сейчас в «русском роке» редкость. Это принципиальный стоицизм?
– Во-первых, мы никогда не старались и не стараемся следовать даже не за модой, а за какими-то, так называемыми массовыми течениями. Человек — не масса, он — индивидуальность и только тогда он имеет право себя уважать. А во-вторых, рок и называется роком, потому что он основан на ритмических фигурах, называемых гитарными риффами. Другое дело, что придумать эффектный рифф непросто, но когда это удается, то и ты, и люди в зале получают настоящий кайф. Хотя вряд ли кто переплюнет Кейта Ричардса из Rolling Stones, которому во сне приснился знаменитый рифф, сделавший песню «Satisfaction» бессмертной. Хотя это было так давно...

– Ну а откуда к вам являются сны, вдохновляющие на столь мистические образы, что живут в ваших песнях и толпятся на сцене?
– Не знаю, наверное, это аура Питера так действует. Это особый город, и приятный, и страшный одновременно. Некоторые его считают некомфортным как раз из-за этой своей ауры. Вот говорят, Питер — город-музей. Ну разве вам комфортно было бы жить в музее, посреди обломков времени и пыли веков? Прийти посмотреть и проникнуться можно, а жить... Но если ты живешь этим, и на улице смотришь не только под ноги, но и вокруг, то эти образы сам увидишь. Точнее, они сами придут. Посреди ночи...

Сказав это, Эдмунд Шклярский загадочно улыбнулся. И показалось, что за его спиной возник из небытия легкий сфинкс, только что закончивший царапать когтями ночное небо...