Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Согласен

Гран-Куражъ: «Нам интересно мнение слушателей по любым вопросам»

31 марта 2017, 12:00

Гран-Куражъ: «Нам интересно мнение слушателей по любым вопросам»
Фото: Наташа Рыкова
Известная любителям тяжелого рока группа «Гран-КуражЪ» посетила Тамбов с весьма необычным для себя концертом – акустическим. Сменив стены столичных клубов на уютный полумрак кафе «Новый город», гитарист Михаил Бугаев и вокалист Евгений Колчин устроили своим поклонникам настоящее музыкальное откровение.

За час до начала концерта нам удалось пообщаться с героями вечера и узнать, что сами музыканты думают о своём последнем альбоме (который, кстати, признан лучшей пластинкой 2016 года по версии портала Mastersland.com), в чём сложность написания песен на русском языке, и как отзывы слушателей влияют на творческий процесс.

— Как вы сами оцениваете, успешен ли последний альбом группы «Гран-КуражЪ» «Жить как никто другой»?

Михаил: Мы очень много сил вложили в работу над этим диском. Для сравнения, наш первый альбом, который вышел 10 лет назад, мы записали за неделю. Работа над ним велась каждый день, с утра до вечера, но на весь альбом ушла неделя. «Жить как никто другой» мы готовили больше года. Все прорабатывалось тщательно, каждый нюанс, вплоть до выбора студии, на которой можно было бы записать барабаны с хорошим, богатым звуком. В первую очередь, хотелось, чтобы альбом понравился нам самим. А в итоге, что очень важно и особенно приятно, его очень высоко оценили слушатели.

— Вы ожидали, что работа будет так тепло принята поклонниками хорошей музыки?

Михаил: Конечно, когда работаешь над материалом, хочется, чтобы он понравился. Было немного неожиданно, когда на презентации альбома спустя всего пару недель после его выхода люди в зале подпевали новым композициям слово в слово. В целом, мы заметили, что в некоторых городах песни с последнего альбома знают лучше старых.

— Некоторые слушатели пишут о том, что открыли для себя «Гран-КуражЪ» именно с выходом альбома в 2016 году. Вы заметили увеличение армии поклонников?

Михаил: Это волнообразный процесс. Когда в жизни группы происходит что-то новое, всегда появляются люди, которые под это «новое» подтягиваются.

— Как еще изменилась «гран-куражевская» жизнь в последние месяцы?

Евгений: Наша концертная жизнь стала более насыщенной, и интерес к группе действительно вырос. Это первый полноформатный альбом с моим участием. До этого были синглы, и многие зрители ждали именно момент выхода полноценной работы, чтобы полностью ощутить этот новый «куражъ».

Михаил: Действительно, раньше после выхода релиза мы получали локальные предложения вроде тура выходного дня в 1–2 города. С этим альбомом у нас получается полноценный масштабный тур, который в итоге разветвился на два отдельных — электрическая презентация альбома и самостоятельная акустическая программа.

— Акустика — это совершенно новый для вас формат. Позади несколько концертов. Как ощущения?

Михаил: Честно, перед первым таким выступлением в Питере мы переживали. Это же не просто концерт, на котором мы играем песни, это самый настоящий творческий вечер. Мы предлагаем нашим слушателям пообщаться, даем возможность задать вопросы, рассказываем истории создания песен и случаи из жизни группы. Оказалось, что многим такая интерактивность пришлась по душе.

Евгений: Кто-то даже назвал этот формат «тёплым ламповым». На электрических концертах мы идём четко по программе, не особо прислушиваясь к выкрикам из зала вроде «давай эту». Здесь же в процессе диалога люди могут вспомнить какую-то песню, попросить нас исполнить, и мы это делаем, даже если не готовили ее заранее.

— Как остальная команда воспринимает ваши путешествия по другим городам без их участия?

Михаил: Никто не обижается. Тур построен таким образом, что акустика чередуется с более масштабными концертами в электричестве. Кроме того, большей части музыкантов сложно состыковать длительные выезды с основной работой. Потому мы и пошли на такой шаг, организовав довольно необычный тур. И по его итогам, я надеюсь, мы примем решение делать такое как можно чаще.

— У вас сейчас много выступлений, концертный альбом не планируется?

Михаил: Мы уже выпустили один концертный DVD с записью презентации альбома «Сердца в Атлантиде». Но мы целый год промучились с работой над ним: здесь вычищаем фон с микрофонной дорожки, там что-то еще правим. 19 треков, и с каждым нужно было провести большую, кропотливую работу… Однако, несмотря на все сложности, когда-нибудь в недалеком будущем мне бы хотелось создать ещё один такой альбом.

— В эфире «Своего радио» вы говорили, что в марте макси-синглом выпустите песни, не вошедшие в «Жить как никто другой»…

Михаил: Да, песен было больше, и некоторые из них полностью готовы в музыкальном плане. Но мы заморочились со словами. Нам показалось, что тексты немного не дотягивают до музыки, но мы искренне надеялись, что успеем дописать. Тем не менее, одна песня уже готова, и мы ее недавно презентовали на концерте. Она посвящена моей маленькой дочке и, судя по отзывам, пришлась первым слушателям по душе.

— Я правильно понимаю, что музыка для вас имеет первостепенное значение, и что текст должен быть суперидеальным, чтобы «Гран-Куражъ» выпустил песню?

Михаил: Как правило, получается так, что музыка всегда рождается раньше, исключение составляют только песни на стихи Маргариты Пушкиной. В голове появляется музыкальная идея, мелодия, гармонии. Чтобы послушать со стороны, нужно записать демо, на котором придется что-то спеть. Текста еще нет, и появляется «рыба» на псевдоанглийском языке. А потом начинается самое интересное: вместо таких удобных, красивых и напевных, но бессмысленных слов мы пытаемся придумать русский текст. И это не так просто, ведь нам нужно не только добавить какой-то смысл, но и сделать так, чтобы сохранилось звучание. У русского языка другая фонетика, много согласных, длинные слова.

— Может быть, стоит пойти по следам «Парка Горького» и выпустить сингл на английском или же записать инструментальный альбом?

Михаил: Если найдется автор, который сможет не только написать грамотный текст, но и сделает это так, чтобы звучало красиво, то почему бы и нет? Насчет инструментального альбома у меня были мысли. Я начинаю его сочинять, но в какой-то момент все равно появляется вокальная мелодия, и я начинаю думать: «Инструментал инструменталом, а если из этого сделать песню, будет лучше восприниматься».

— Что вас вообще наталкивает на создание песен?

Михаил: Я постоянно что-то придумываю. Это неотъемлемая часть моей жизни. Порой просмотр интересного фильма или прочитанная книга могут вдохновить на создание музыки. Иногда я просто включаю электрогитару и начинаю импровизировать, в результате чего вдруг могу найти какой-то интересный ход или мелодию, которую можно развить до настоящей песни.

— А вы заглядываете в специальную тему в своей группе «ВКонтакте», где поклонники предлагают идеи?

Михаил: На самом деле, мнение слушателей нам интересно и важно по любому вопросу. После каждого концерта мы обязательно заходим в интернет и смотрим, какие впечатления у людей остались. То же самое касается и выпуска альбомов. Когда мы презентовали сингл «Лёд и пламя», — первую работу с участием Жени — тоже сидели ночью в общем чате. Выложили 3 песни, обложку, ждём… Ощущения такие, как будто на экзамене в институте. И один из первых отзывов: «Это стоило того, чтобы ждать». И в этот момент у нас вздох облегчения — всё было не зря.

— После выхода сингла или альбома не посещают мысли о том, что где-то что-то можно было сделать по-другому?

Михаил: Наоборот. Когда песня только созревает, постоянно думаешь о том, что нужно что-то доработать. А потом мы ее выпускаем, начинаем играть на концертах, она отправляется в народ, живёт своей жизнью, и по-другому ее уже не воспринимаешь.

Евгений: А я на концертах, если чувствую много энергии, импровизирую, привношу какие-то новые краски. Восприятие песни может меняться от выступления к выступлению, а на то, как она будет звучать сегодня, может повлиять даже мое настроение.

— Кстати, о звучании, некоторые критики в своих рецензиях писали, что у вас вышел «западный альбом». Вы сами согласны с тем, что «Жить как никто другой» получился хорошим экспортным продуктом?

Михаил: Идея и была в том, чтобы создать западный альбом на русском языке. Когда включаешь, например, Nickelback, сразу слышишь, что это записано не здесь, прямо ощущаешь, как деньги, потраченные на запись, высыпаются из колонок. Включаешь российскую группу и сразу понимаешь, что это наша группа, увы. Нам очень хотелось добиться такого звучания, чтобы у слушателей не было ощущения, что это «наша заиграла».

— Ваш последний альбом в смысловом плане — одна большая мотивация, призыв к слушателям сделать шаг в сторону осуществления своих целей. А что вас толкает на великие свершения?

Михаил: Если в плане творчества, то на мотивацию очень здорово влияет мнение поклонников. Конструктивная критика помогает что-то улучшить, а приятные отзывы буквально окрыляют.

Алина ВИХАРЕВА