7 ноября 2011, 16:45

Тамбовские актеры-любители застряли между жизнью и смертью

Тамбовские актеры-любители застряли между жизнью и смертью
Актеры мичуринской театр-лаборатории «Феникс» выступили на фестивале «Виват, театр!». Молодые люди представили зрителям пьесу «Отель меж двух миров».

Жюльен: Я так и знал! Я так и знал! Я жив!
Доктор: Я этого не сказала!

«Отель меж двух миров» Эрика-Эммануэля Шмитта — фантастическая история о том, как люди «коротают» время между жизнью и смертью в необычном пансионе. Пока на земле решается их судьба, у них есть время подумать о сделанном и запланированном, о вечном и бренном.

Историей о промежуточном мире сегодня никого не удивишь, но французский драматург смог развернуть в 4-х стенах настоящую драму 5 судеб. Главные герои настолько же разные меж собой, насколько типичные для нашего мира.

Студенческий народный театр-лаборатория «Феникс» из Мичуринска четко прочувствовал лаконичность произведения. Прописанные автором декорации молодые актеры свели к минимуму — вместо стойки регистрации — простой короб, мебель – обычные табуреты. В этой обстановке могло развернуться любое действо — как инсценировка древних мифов, так и рассказ о космическом путешествии. Тем сложнее актерам — они просто обязаны своей игрой создать атмосферу фантастического отеля.

Правда, в переводе на русский вся пьеса и некоторые отдельные моменты потеряли свой шарм и глубокое значение. Например, буквенное обозначение коридоров «Случайная смерть» и «Самоубийцы». Или тот факт, что Доктор — женщина у Шмитта завязан опять же на особенностях французского языка.

Но с основной задачей ребята из Мичуринска справились — передали терзания героев, угрызения их совести, раскрыли тему жертвенности и духовного перерождения. Особенно удался пессимист Жюльен и маг Раджапур. Правда, связующее звено между жизнь и смертью — Доктор, получился несколько растерянным и неуверенным, порой даже нервным. Персонаж, описанный Шмиттом, человечен и порой снимает маску стороннего наблюдателя, но актрисе из Мичуринска не удалось передать его сдержанности и отрешенности.


Необычным ходом в спектакле стали титры в начале и в конце показа. Мичуринские актеры вышли за границы классического театра, добавив немного кинематографа в постановку. За границу стен отеля зрителей переносило видео, проецируемое на специальном экране-шторе.