8 августа 2014, 14:05

Правдивая и свободная Майка

Правдивая и свободная Майка
Фото: портал ВТамбове
С начала начинать всегда сложно. Но если ты поэт, то строки должны, просто обязаны быть, литься из тебя безумными эмоциями и воплощаться во что-то серьезное, сильное, важное. Майка не просто пишет стихи, она пишет жизнь.

В арт-кафе «Домашняя кухня» собралось не так уж много народа, человек тридцать, может, чуть больше. Но столики оказались заняты все. На сцене выступает Майка – для кого-то тамбовский поэт, для кого-то вокалистка группы «Красный смех», кому-то друг, а кому-то муза. Все это она, девушка из села 1-ая Берёзовка, оно же Лунёвка (отсюда и псевдоним).

Вечер выдался прохладный и дождливый. Тем, кто пришел без опоздания, повезло – они не попали под ливень. Но внутри кафе тепло, сухо, а главное атмосферно – тамбовские поэты, приглушенный свет, музыка, стихи.

Майка начинает читать, заканчивает, а аплодисментов не слышно – настолько все глубоко поражены смыслом стихов.

«У глухого море – в кастрюлях,
в пустых трёхлитровых банках,
в эмалированном чайнике,
в твидовом пиджаке
(в карманах – песок,
в рукавах – по чайке)
У глухого море на языке».

Многие стихи Майки написаны не в Тамбове и не о нем. Разным городам удалось быть зарифмованными, когда девушка работала в выездном театре и путешествовала по стране.

«Жить не заставишь. Дело простой привычки.
Город юродивый, войлоковый волчок.
Бывший купеческий. Сани, повозки, брички.
Вышний, вишневый, вышитый Волочёк».

Майка объявила, что она стала участником шорт-листа престижной литературной премии, битва за которую состоится осенью. Девушке предстоит ехать в местечко под Одессой. На это и пойдет та сумма, которую собрала шляпа – такой способ оплаты входа был выбран на мероприятии. А еще все собранные средства от продажи книги «Зерно», которая вышла небольшим тиражом, но собрала самые значимые, по мнению автора, стихи.

Портал ВТамбове побеседовал с Майкой и узнал кое-что о творчестве и концерте.

– Майка, скажи, почему способ оплаты входа – шляпа?
– Потому что я против коммерческой поэзии. Тем более начинающей. Может быть и шляпы не было, если бы не необходимость в средствах на поездку на литературный фестиваль.

– Каковы ощущения, если стихотворение закончилось, а зрители не хлопают?
– Ощущение, что всё делаешь правильно. Привычка аплодировать чаще всего срабатывает по принципу коллективности и говорит не о сильном впечатлении от услышанного, а о равнодушии. Не всегда, правда. А когда в зале устанавливается тишина, в которой звучит слово, кажется, что зритель (слушатель) в недоумении от происходящего. Кажется, что он сам боится резким соприкасанием ладоней нарушить установившуюся атмосферу. Молчание зала – это лучшая похвала, которую я слышала.

– Те, кто пришел, кто они – друзья или случайные люди?
– И те, и те. В соотношении примерно 50/50. Было приятно видеть и друзей, и новых друзей, которые ушли с моей книжкой и, хочется надеяться, с ощущением сопричастности.

– Ты читала не одна. Представь остальных выступающих?
Макс Лозовский. Товарищ по группе «Красный смех». Основоположник и участник музыкальной группы «Член ЦК КПСС», литературного фронта ОКОП, фестиваля «Кинонас». Сейчас живёт в Москве и выступает там на различных поэтических площадках. Его самиздатовская книга «Босоногий» есть в моей домашней библиотеке. У Макса неординарная манера исполнения стихотворений и добрые глаза.

Александр Журавлёв. Родился в селе Вишневое Тамбовской области. Окончил филфак ТГУ, член Академии Зауми. Пожалуй, самый душевный из тамбовских поэтов. Славится не только своими стихами, но и пополняемым собранием афоризмов. Помимо прочего, отлично управляется с баяном и балалайкой.

– В своих песнях группа «Красный смех» кого-то копирует?
– Странный вопрос. Не думаю, что кто-то из всерьёз занимающихся творчеством людей пишет под копирку. Создавать новое – это и есть одна из основных целей искусства. А если при прослушивании произведений композиция напоминает что-то, что уже существует, это другое. Человек нуждается в системе ценностей, в числе которых и культурные, на которую он мог бы опереться. И всё что мы читаем, слышим, видим так или иначе звучит в нас и продолжает звучать в нашем творчестве.

– Ты пишешь сама и читаешь других. Скажи, как с поэзией нельзя поступать?
– Нельзя путать стихотворчество и публичность. Не замечая этой разницы, можно приобрести уверенность в чтении на публику, прибегая, в том числе, к эпатажу, но потерять то, для чего пишешь. И нельзя быть спокойным по отношению к поэзии. Иначе это превратится в «бубниловку» произведений, на которые автору, кажется, наплевать, настолько он спокоен и равнодушен.

Есть и другое, что нельзя. Но пока остановимся на сказанном, потому что проблема соотношения: уровень стихотворения /звучание, наиболее заметная слушателю. Что делать или не делать автору с поэзией – это отдельная тема. Но, наверное, каждый автор и сам понимает, где он правдив, а где нет. Да, это и есть короткий ответ на вопрос: как с поэзией нельзя поступать? Нужно жить в правде.

Анастасия ВОЛЫНКИНА

Фотографии: Денис Иванов