4 марта 2015, 10:40

На сцене тамбовской «Молодёжки» покажут пушкинскую «Метель»

На сцене тамбовской «Молодёжки» покажут пушкинскую «Метель»
Фото: архив портала ВТамбове
Правда перед зрителями предстанет не сама повесть, а музыкально-драматическая композиция на её основе.

12 марта в Тамбовском молодёжном театре пройдёт литературно-музыкальный вечер «Читаем Пушкина». Начало мероприятия в 18:30.

Там-то тамбовчане увидят и услышат, как текст Александра Пушкина лёг на музыку Георгия Свиридова. Кстати, в этом году исполняется ровно сто лет со дня рождения композитора.

Как пояснили, в ТМТ, Пушкина очень интересовала роль случайности и предопределенности в жизни человека. Он верил в рок, знал, что существуют фатальные обстоятельства, которые неподвластны воле человека и его планам. Собственная жизнь не раз давала ему повод задуматься о том, от каких странных мелочей зависит судьба. Многие произведения Пушкина полны раздумий о непостижимой игре, которую ведёт с человеком Создатель.

В повести «Метель» автор выводит подчеркнуто обычных людей, не блещущих умом, талантом, силой духа, и показывает, как причудливо может сложиться жизнь, если вмешается необъяснимая и непредвиденная случайность. Дух повести, и сюжет, и даже романтичность истории, которая произошла с героями произведения, роднит с романсами пушкинскую «Метель».

Одно из самых удачных воплощений произведений Пушкина в русской музыке ХХ века принадлежит Георгию Свиридову. Первой творческой удачей композитора стали именно романсы на стихи поэта. Уже зрелым мастером он обратился к иллюстрированию пушкинской «Метели». Наиболее сложный характер взаимодействий искусств – совпадение эстетического идеала, художественного мышления писателя и композитора, что проявляется в эстетических взглядах, стилевой манере авторов разных видов искусств. Георгий Свиридов считал, что слово и музыка, литература и музыка, музыкальное произведение может существовать только тогда, когда оно добавляет нечто к стихам или литературному сочинению. Музыкальные иллюстрации композитора не только добавляют «нечто» к произведению Пушкина, но и дают его музыкальную интерпретацию, а, следовательно, ведут читателя к углублённому прочтению повести.

Георгий Свиридов, композитор:

– Задача композитора совсем не в том, чтобы приписать мелодию, ноты к словам… Здесь должно быть создано органичное соединение слова с музыкой. Автор шаг за шагом следует за поэтом, создавая «метельные» взлёты и падения, бережно сохраняя традиции пушкинской эпохи, придавая ей ещё больше одухотворённости своей необыкновенной музыкой. Осмысление словесной ткани произведения в соединении с музыкой-интерпретацией позволяет глубже понять стремления героев и основную мысль «Метели»: надуманная, ненатуральная любовь Маши и Владимира под влиянием природы (метели), времени, зародившейся настоящей любви исчезает и открывает «дорогу» для истинных чувств. «Метель» жизни успокоилась и впереди – ровная и долгая дорога.

В Тамбове подобная музыкально-драматическая инсценировка «Метели» Александра Пушкина ни разу не исполнялась. Потому работа актёра Павла Шишлянникова и музыкальных коллективов из второй детской музыкальной школы и колледжа ТГМПИ имени С. В. Рахманинова под руководством А. Моргунова и А. Артемьева должна стать новым ярким вкладом в проведении на Тамбовщине Года литературы и столетии со дня рождения композитора Георгия Свиридова.

Новая литературно-музыкальная композиция для нашего зрителя необычна ещё и тем, что «Метель», написанная в один день, 20 октября, представляет собой, в сущности, гусарский анекдот о провинциальной семнадцатилетней девице и повесе-гусаре, о том, как метель вмешалась в планы влюблённых и в результате полностью изменила судьбы трёх человек.

Композитора Георгия Свиридова привлекла идея воссоздать в музыке образ современной Пушкину провинциальной России. Его музыка лишена того оттенка иронии, который явно ощущается в повести. Поэтизация простой жизни маленьких городков и усадеб, а не столичных чиновников и аристократов, жизни, особенно близкой Свиридову, – вот что стало основным в его музыкальном решении. Он исходил из интонаций, бытовавших в начале XIX века: вальсовых, маршевых, романсовых, перезвона бубенцов, всегда висевших на дугах ямщицких лошадей. Но эти простые, подчас наивные интонации одухотворены им, использованы творчески, с особым, присущим только Свиридову настроением.

И такое необычное сочетание иронии Пушкина и романтики Свиридова придаёт литературно-драматической композиции особый аромат, сочетает несочитаемое, придаёт романтике остроту ощущений, а анекдот возводит до ранга высокой драмы.

Сюжет произведения таков:

В 1811 г. в поместье своём проживал с женой и дочерью Машей Гаврила Гаврилович Р. Был он гостеприимен, и многие пользовались его гостеприимством, а некоторые приезжали ради Марьи Гавриловны. Но та была влюблена в бедного армейского прапорщика по имени Владимир, проводившего отпуск в деревне по соседству. Молодые влюблённые, считая, что воля родителей препятствует их счастью, решили обойтись без благословения, то есть венчаться тайно, а потом броситься к ногам родителей, которые, конечно же, будут тронуты постоянством детей, простят и благословят их. План этот принадлежал Владимиру, но и Марья Гавриловна наконец поддалась его уговорам о бегстве. За ней должны были приехать сани, чтобы отвезти её в церковь соседнего села Жадрино, в которой было решено венчаться…

В назначенный для побега вечер Марья Гавриловна была в сильном волнении, отказалась от ужина, сославшись на головную боль, и рано ушла к себе. В условленное время она вышла в сад. На дороге дожидался её кучер Владимира с санями. На дворе бушевала метель.

Сам же Владимир весь этот день провёл в хлопотах: ему необходимо было уговорить священника, а также найти свидетелей. Уладив эти дела, он отправился в Жадрино, но, едва выехал он за околицу, как поднялась метель, из-за которой Владимир сбился с пути и проплутал всю ночь в поисках дороги. На рассвете только добрался он до села и нашёл церковь запертою.

А Марья Гавриловна утром, как ни в чём не бывало, вышла из своей комнаты и на вопросы родителей о самочувствии отвечала спокойно, но вечером с ней сделалась сильная горячка. В бреду повторяла она имя Владимира, говорила о своей тайне, но слова её были столь несвязны, что мать ничего не поняла, кроме того, что дочь влюблена в соседского помещика и что любовь, должно быть, была причиной болезни. И родители решили отдать Машу за Владимира. На приглашение Владимир отвечал сумбурным и невразумительным письмом, в котором писал, что ноги его не будет в их доме, и просил забыть о нём. А через несколько дней уехал он в армию, и через некоторое время имя его было напечатано в числе отличившихся и раненных под Бородином. Эта новость опечалила Машу, а вскоре скончался Гаврила Гаврилович, оставив её своей наследницей. Женихи кружились вокруг неё, но она, казалось, была верна умершему в Москве от ран Владимиру.

Между тем война со славою была окончена. Полки возвращались из-за границы. В имении Марьи Гавриловны появился раненый гусарский полковник Бурмин, который приехал в отпуск в своё поместье, находившееся неподалёку. Марья Гавриловна и Бурмин чувствовали, что нравились друг другу, но что-то удерживало каждого от решительного шага. Однажды Бурмин приехал с визитом и нашёл Марью Гавриловну в саду. Он объявил Марье Гавриловне, что любит её, но не может стать её мужем, так как уже женат, но не знает, кто его жена, где она и жива ли. И он рассказал ей удивительную историю, как в начале 1812 г. ехал он из отпуска в полк и во время сильной метели сбился с дороги. Увидев вдалеке огонёк, направился к нему и наехал на открытую церковь, около которой стояли сани и в нетерпении ходили люди. Они вели себя так, как будто ждали именно его. В церкви сидела молодая барышня, с которой Бурмина поставили перед аналоем. Им двигало непростительное легкомыслие. Когда обряд венчания кончился, молодым предложили поцеловаться, и девушка, взглянув на Бурмина, с криком «не он, не он» упала без памяти. Бурмин беспрепятственно вышел из церкви и уехал. И вот теперь он не знает, что сделалось с его женою, как её зовут, и не знает даже, где происходило венчание. Слуга, бывший с ним в то время, умер, так что нет никакой возможности отыскать эту женщину.

– Боже мой, Боже мой! – сказала Марья Гавриловна, схватив его руку, – так это были вы! И вы не узнаёте меня?
Бурмин побледнел... и бросился к её ногам.