Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Согласен

Тамбовская старина. Мичуринск


Тамбовская старина. Мичуринск
Данная книга посвящена описанию уцелевших памятников старины Тамбовской области.

Каждый старинный городок по-своему красив, неповторим, по-своему интересен. Каждый старинный городок, как правило, имеет собственные древние изюминки, особенности, присущие только ему черты. Он бережно охраняет их и, красота этой старины не зависит от величины городка, его размеров, ведь даже маленький осколок зеркала может вобрать в себя все лучи солнца и стать его частью. Главное только не отвернуться от чуда, слегка задержать свое внимание, проявить интерес к новому. Главное присмотреться к незнакомой жизни, за кажущейся неспешностью и неторопливостью, увидеть хозяйскую основательность и вековую мудрость. Надо попробовать ощутить размеренное дыханье прохладных скверов, услышать плеск речных волн, изумиться красоте изумрудных набережных, а в манящей шершавости камней городских стен услышать течение вечности, поступь столетий. Это важно.

Представьте, вот вы входите в незнакомый город, в совершенно чужой, немного пугающий. Осматриваетесь. Изучаете. Делаете первые шаги по спешащей вверх, слегка пыльной улице. Она пуста. Забыта. Вокруг тишина. У вас на пути, немного вросшие первыми этажами в землю старинные особнячки с колоннами. Они подслеповато смотрят набольшими окошками. Рядом с домами ворота. Слегка обвалившиеся арки из изъеденного временем известняка. Выщербленный кирпич. Редкие прохожие. Кое-где спрятавшиеся в тени деревьев машины. Вас никто не окликает. Звенит тишина. И с каждым шагом, новый город вас постепенно, мягко окутывает уютом, манит ароматом, выглядывающих из-за заборов садов и прохладой парков.

Но это еще не весь город. Вот вы сворачиваете чуть в сторону от сонного покоя, дальних улиц. Неспешно шагаете пять минут в сторону центра, и этот же город вдруг оглушает шумом и многоголосьем торговых рядов, развалами товаров, многими неведомыми запахами из кафе и ресторанчиков, вас оглушает гул цивилизации. Все цветасто, все интересно, все будоражит. Неизвестность и предвкушение открытий манят, и вы спешите, спешите вперед!

Конечно, многое о городах можно узнать из буклетов и путеводителей, многое вам расскажут усталые экскурсоводы, что-то дополнят таблички на зданиях, но сух был бы предмет – история не существуй рядом с этим официозом статистических данных, чудесных легенд и былин из жизни горожан и самого города. Эти предания иногда лучше любого документа перенесут вас в другую эпоху, в другое время и поведают то, чего не сообщают официальные источники, ссылаясь на отсутствие каких-то разрешений, подписей или печатей. Поверьте, гуляя по старинным городам, не следует искать в них чего-то документально точного и научно убедительного, такого как математика или физика, оставьте эти премудрости профессорам и инженерам. Лучше ощутите дух города в его утреннем пробуждении, в звоне колоколов, в первых, умытых водой автобусах, в дворниках подметающих улицы, в простеньких, оранжевых цветах на клумбах.

Не сомневайтесь, в древних городках есть что увидеть, только приотворите крепостные ворота, шевельните скрипучие петли, только шагните внутрь. Вспомните, что когда-то давно во все города, как и в наш Мичуринск, путники входили именно через крепостные ворота. В ту далекую пору, люди, неспешно пройдя по мостику, перекинутому через ров с водой, громко стучались. Задрав голову, звали стражей, иногда хрипло кричали, когда охранники долго не шли. Стражники на башнях косились на пришедших, оценивали их, и если все было нормально, открывали ворота, впуская внутрь.

Когда же день угасал, когда в окошках домов вспыхивали тусклые желтоватые огоньки, то ворота накрепко запирались. Они задвигались на засов, подпирались кольями, укреплялись запорами. Пугая тьму, на крепостных стенах горели коптящие факелы, а дозорные чутко вслушивались в ночные звуки – не едет ли кто. Задремав, они шарахались от теней крыльев запоздалых птиц, вздрагивали, пугливо крестились и, отгоняя сон, усиленно маршировали по переходам, окликая друг друга.

Те дни уже давно миновали. Теперь в города запросто въезжают на автобусах или машинах, совсем не замечая крепостных ворот. Ворота эти давным-давно обветшали, поломались, и их просто выкинули. На ночь города уже никто не запирает. Засовы не скрипят. Мост на цепях не поднимается. Усатые стражники сдали в музеи свои мушкеты и сабли, бросили посты и понемногу разбрелись. Почему? Трудно сказать. Может, от того что, и охранять-то в городах теперь нечего.

Сейчас у городов даже непонятно где зад, где перед, где начало, где конец. А вот раньше со всем этим проще было. Ликом города стояли в сторону первопрестольной, смотрели на столицу, а начались он от почтовой станции. Именно от почтовых станций считались версты и мерялись расстояния. Вот от такой станции, по-нынешнему от главпочтамта города Мичуринска и мы и начнем наше путешествие.

И, начинать его конечно надо с утречка, когда еще розоватые блики зари блуждают по куполам храмов, а золотые лучи еще только пробуют заглянуть в окошки. В это время, неторопливые дворники сметают на дорогу остатки снов, ленивые кошки потягиваются, город еще не наполнился звуками машин и автобусов, а первые прохожие редки. Еще покой.
Двинуться по городу лучше сразу на восток. Пройдя, мимо остановки у центрального рынка, не задерживаясь в уютном, зеленом скверике, мы окажемся с вами прямо в самом сердце города у стен аграрного университета. Справа от нас, через дорогу, будет могила Ивана Владимировича Мичурина, а левее, если оглянуться, можно рассмотреть площадь Мичурина и памятник ему. Но мы у стен университета. Ему уже более 80 лет, а самому старому из его корпусов уже и за сотню перевалило. Выложенный красным кирпичом корпус в начале двадцатого века был зданием коммерческого училища. Его построили для детей офицеров квартировавших в ту пору у нас пехотных полков. Мальчиков необходимо было учить профессии, готовить к будущей жизни и училище это пришлось городу как нельзя кстати. А уже позже, в 1931 году, по настоянию Мичурина, здесь был открыт плодоовощной институт.
Сквер, в котором покоится прах великого ученого, в данном виде образовался в 1955 году, когда к двадцатилетию кончины Мичурина известный архитектор Н.В.Донских спроектировал мемориал, ставший и местом поклонения и украшением города. Замыслы архитектора до наших дней сохранились не полностью, нет вечнозеленого кустарника обрамляющего могилу и соответственно вечность символизирующего, но сама могила, правда и подвергавшаяся нападениям вандалов сохранилась. Усилиями орловских специалистов надгробия привели в порядок, спиленные медные элементы, заменили на чугунные, но в целом все сохранено по максимуму. И яблоневая ветвь символизирующая плодородие, и пальмовая символизирующая вечность. На гранитном постаменте можно прочесть одно из самых крылатых выражений ученого: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее наша задача». Правда в оригинале у фразы было окончание «на основе разума и знаний», меняющее в корне все звучание призыва. Но это размышление.

Покоится Иван Владимирович здесь не хотел, ему был милее дом и сад у реки, о чем перед смертью ученый и поведал окружающим. Но, исходя из того, что указанное им место в ту пору регулярно заливалось вешними водами, могилу решили переместить в центр города, который к тому времени уже именовался Мичуринском. Горожане согласились и теперь это одно самых посещаемых и любимейших мест, куда действительно не зарастает «народная тропа».
А мы устремляемся с вами вниз по склону холма, проходим мимо вестибюля университета, минуем улочку с названьем Красноармейская, на которую еще заглянем, и оказываемся на небольшой площади у кафе которое раньше именовали «Пятой чайной». Именно это название и закрепилось в сознании горожан. Все что связано с этим местом так и называется горожанами у Пятой чайной. Здесь сливаются воедино пять улиц: Интернациональная, Тамбовская, Герасимова, Достоевского и Пролетарская. Именно с этой площади видны находящиеся на ул.Тамбовской в ряд несколько уникальных зданий построенных в городе одними из первых. Под номером 224 - бывший дом полицмейстера, выстроенный провинциальными архитекторами в стиле русского классицизма, с мощными колоннами, приземистое и основательное, под стать владельцу. Под номерами 212- 220 сохранилась городская усадьба, построенная еще в начале XVIII века, где цел и главный дом, там сейчас противотуберкулезный диспансер, жилой флигель и хозяйственные флигели.

Осмотрев усадьбы, мы двигаемся в обратном направлении, но уже по улице Герасимова. Долгие годы она именовалась Лебедянской и не по обилию подобных птиц, просто многие улицы, появившиеся на заре строительства города носили названия дорог. Дорога на Москву, на Тамбов, Шацк, Лебедянь. Позже они превратились в Московские, Тамбовские и так далее. А вот Лебедянская, в честь жившего на ней народного художника СССР А.М.Герасимова позже еще и превратилась в улицу его имени. Улица эта одна из старейших в городе и почти полностью сохранившая облик начала XX века. Уникальных знаний на ней великое множество, но особенно выделяются дом № 116, построенный еще в начале позапрошлого века и сохранившего в целости и само здание, и арку въездных ворот. Интересна архитектура домов № 108 выстроенного еще в 1850 году и красивейшего особняка по адресу Герасимова 100. Сейчас этот адрес у горожан звучит не очень лестно, так как в здании расположена психиатрическая лечебница, но архитектурной красоты данный факт не умоляет.

Буквально несколько шагов нас отделяют теперь одной из жемчужин города Мичуринска – музея-усадьбы великого художника, о котором уже упоминалось. С виду ничем не приметный двухэтажный дом хранит в своем чреве целую эпоху. Эпоха эта началась 12 августа 1881 года с рождения Саши Герасимова, будущего первого Президента Академии художеств СССР, автора более трех тысяч полотен среди которых всемирно известные: «Мокрая терраса», «Ленин на трибуне», «Портрет балерины О.Лепешинской», «Заседание совета Первой конной армии», «Портрет И.В.Сталина». За две последние работы А.М.Герасимов на Всемирной выставке в Париже в 1937 году получил Гран-при и мировое признание. Дом художника сохранился практически без изменений таким, каким он был при его жизни. В нем можно увидеть заботливо сохраненное внутренне убранство и предметы быта, ранние работы художника и его переписку, фотографии, документы, книги. Сохранились мастерская, сараи, даже двор остался таким, каким он был на протяжении десятилетий. В глубине этого двора, в тени деревьев находится один из лучших в России выставочных залов, где представлена на обозрение крупнейшая коллекция работ Герасимова. Но, об этом лучшего всего узнать, отворив старинную дверь и ступив на мощеную известняком дорожку. Вам, тут будут рады, не сомневайтесь.

Напротив дома, в сквере установлен бюст художника, работы не менее выдающегося человека, прославленного скульптора Евгения Вучетича, автора, работы которого украшают не только города России, но и Украины, США, Германии. Это он создал памятник-ансамбль «Героям Сталинградской битвы» на Мамаевом кургане в Волгограде, памятник «Воин-освовободитель» в Трептов-парке, в Берлине, аллегорическую композицию «Перекуем мечи на орала» перед зданием ООН в Нью-Йорке.

Доминантой площади, на которую мы находимся, несомненно является один из самых известных храмов Тамбовщины – Боголюбский собор. История возникновения этого храма неразрывно связана с историей города и историей России. Проект храма горожане заказали в честь чудесного избавления от эпидемии холеры и заказали его у одного из лучших, на тот момент архитекторов, у академика Константина Тона. Константин Николаевич в то время уже взялся за работу над самым известным своим творением храмом Христа Спасителя в г.Москва и согласился спроектировать для жителей уездного городка похожий собор.
О Боголюбском кафедральном соборе пишется и рассказывается очень много, он на виду, он часто посещаем гостями города, он притягивает к себе внимание своей архитектурой и историческими событиями с ним связанными. Он попросту велик и прекрасен, как бывают прекрасны творения рук человеческих, а говорить о прекрасном можно всегда, это не надоедает.

Так чем же наш храм необычен и прекрасен, чем он так притягивает к себе взоры, что так нас манит? А манит нас то, что глядя на это сооружение, мы видим перед собой прообраз Града Небесного и видим его классическую форму. То есть кубический храм равный по длине, ширине и высоте и имеющий 12 ворот: по трое на каждую сторону света. При этом сам храм символизирует Христа, а его двенадцать ворот – святых Апостолов. Наш храм несколько отличен от канонического образа и имеет еще, кроме главного купола, еще четыре дополнительных символизирующих четверых евангелистов: Матфея, Иоана, Марка и Луку.

Выстроен Боголюбский собор по проекту Константина Тона, известнейшего зодчего, академика архитектуры. Как правило, именно этими сообщениями и ограничиваются наши познания связанные с именем человека, сотворившим главный храм нашего города. Сказать о Константине Тоне, что он был академиком архитектуры, это все равно, что сказать о И.В.Мичурине, что он был биологом. Каждый понимает, что для таких имен односложное определение слишком мало. К.Тон в архитектуре это, прежде всего поворот к средневековым корням русской культуры. Поворот от стремления подражать западу к возвращению истинно православных типов храмов. Это о нем И.И.Свизяев напишет: он «создал … русское церковное зодчество».

К.Тон стал первым зодчим новой, измененной России, пережившей отечественную войну 1812 года и восстание декабристов, в творчестве, которого, если не количественно, то по значимости первое место занимали храмы. И стало это возможным благодаря тому, что на середину XIX века пришлось своеобразное возрождение храмового зодчества.

Боголюбский собор был заложен в августе 1849 года спустя 17 лет после подписания указа Николая I о возобновлении строительства обетного храма-памятника во имя Христа Спасителя в Москве, и спустя десять лет после закладки главного храма России. Но, не смотря на то, то наш храм был на десять лет позже заложен, однако и на десять лет раньше храма Христа Спасителя он будет и построен. Шутка истории. Строительство Московского храма продолжалось 44 года, нашего 24 года.

При этом, если строительство в Москве храма Христа Спасителя, как главного храма православного мира воспринималось современниками, как противовес монументализму Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге, воспринималось новой национальной идеей построенной на идеалах православия и народности, то строительства подобного храма в городе Козлове не могло быть вызвано случайностью или стечением обстоятельств. Наличие в центральной части города более десяти культовых сооружений, в числе которых такие неповторимые как Покровский собор и Ильинская церковь подчеркивали значимость Козлова как духовной столицы всей губернии. И, поэтому сооружение Боголюбского собора, равным которому был лишь храм Христа Спасителя в Москве, не могло не нести политического оттенка в стремлении второго города губернии выйти на передовые рубежи.

Если уберечь главный храм страны от уничтожения на наш храм не смог, то помочь возродиться ему спустя десятилетия после взрыва он оказался в состоянии. Когда пришло время восстанавливать храм Христа Спасителя, то о меньшем собрате вспомнили. Потребовались его размеры, пропорции, внутренние росписи. Именно благодаря его сохранности в Москве вновь звучат колокола главного собора страны, и он поражает посетителей своим величием.
Уходя, с площади вдоль по ул.Герасимова стоит еще раз оглянуться чтобы увидеть дом № 84 владение Мацневой Е.М, монастырь стоящий южнее храма где была женская обитель, основанная благодаря помощи купца Федора Воронова в 1867 году. На небольшой территории монастыря хватило место и саду, и озерцу, и кладбищу от которых, к нашему времени остались только крохи. Нет уже монахинь занимавшихся не только неустанными молитвами, а и иконописью, золотошвейным делом, шитьем. Много чего нет, но возрожденье начато.
Следующим домом, к которому стоит приглядеться, будет угловое здание на перекрестке с улицей Революционной. Вернее там можно приглядеться ко всем зданиям, выходящим на перекресток. В двухэтажном здании ранее располагалось…

Каждое из них по своему уникально, но самым интересным надо признать дом с мезонином, стоящий по четной стороне ул.Герасимова под № 76. В этом доме, по предположению, жил совсем маленьким мальчиком народный артист СССР Владимир Михайлович Зельдин. Он снялся во множестве фильмов, включая те, что создавались еще до Великой Отечественной войны. Приехав в город, когда ему было уже за девяносто, он вспоминал, что пятилетним ребенком спускался с родителями по склону от центра города и, переходя Лебедянскую улицу, он видел по левую руку от него огромную церковь, а по правую, их дом, где они квартировали. Отец актера, был капельмейстером городского оркестра. Когда в 1919 году в город вошли войска генерала К.К.Мамонтова, то старший Зельдин, при орденах и в мундире, гордо встречал казаков, держа сынишку за руку. А позже, он сам помогали людям прятаться от погромов этих же мамонтовцев. Все перемешано было в те годы.

Мы, же с вами повторяем путь семьи Зельдиных в обратном порядке и идем по ул.Революционной вверх, до улицы Гагарина, где нас интересует дом князей Голицыных. Дом этот, возможно, один из самых примечательных в городе, уже по той простой причине, что по древней легенде на въезд князей Голицыных в этот особняк, сам великий Людвиг Ван Бетховен, в 1825 году написал увертюру «Освящение дома». Оказались князья в нашем городе не по своей воле, слово ссылка, в ту пору было весьма распространенным. Судьба Николая Борисовича и Юрий Николаевича Голицыных в этом смысле мимо них не прошла. Старший Н.Б.Голицын ссылался в имение Богородское, а младший Ю.Н.Голицын в город Козлов. С последним это случилось в 1859 году, а за 17 лет до этого князь из своих крепостных крестьян создал великолепный хор, с которым успешно гастролировал и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в Париже, и Лондоне. А, чтобы узнать все подробности, надо не стесняясь заглянуть в уютный дворик за зданием. Там есть вход ведущий к музыке, к литературе и в позапрошлое столетие.

Буквально меньше века назад, улица Гагарина имела всего одну сторону, четную, так как нечетной стороной выходила на сенную площадь, куда наезжали окрестные крестьяне для продажи сена и лошадей. Очень интересен в архитектурном плане, тут практически каждый дом. Вот номер двенадцать, сохранивший не только свой облик, но и въездную полукруглую арку, ведущую во внутренний двор. Таких домов в Мичуринске сохранилось около десятка, а более в нашей области их уже практически нигде и не найти.

Следующий дом под номером восемнадцать заставляет любого человека его увидевшего замереть в восхищении. Это бывшая иконописная мастерская братьев Юрьевых.
Продвигаясь дальше, мы проходим мимо бывшего мелькомбината. Многие помнят из детства желтый снег вокруг ограды, запах семечек щекочущий ноздри, тучи голубей разом взлетающих в небо и очереди машин с зерном. Все это в прошлом. Из складов, сделано подобие лавки продовольственных товаров. Грузовиков нет. Весовая осиротела.

Перейдя через улицу им.Карла Маркса мы тут же упираемся в величественный угловой особняк, с массивной чугунной лестницей, высокими дверьми парадной и воспринимаем это здание как обычный жилой дом. И ошибаемся. Это здание бывшего государственного банка. Сейчас конечно в нем живут люди. Все здание поделено на квартиры. Но всяк, побывавший в этих квартирах поражается высоте потолков, что уходят ввысь на 4,5 метра. При желании два этажа сделать можно, а толщина стен более метра просто завораживает.

Через четыре здания, от бывшего хранилища денег, стоит, вросший в землю, небольшой двухэтажный дом. Его номер 32. Стандартные арочные окошки второго этажа, балкончик с ажурной решеткой. Низкий первый этаж. Все привычно, за исключением маленькой детали. В этом доме жил Константин Федин. Герой Социалистического Труда, первый секретарь Союза писателей СССР, потом председатель правления этого союза, автор романов «Города и годы», «Необыкновенное лето», классик советской литературы, академик. Именно в нашем городе будущий писатель впервые по новому взглянул на русскую литературу и начал мечтать о писательской работе.

Миновав еще три дома необходимо не полениться и заглянуть во внутренний дворик, где в глубине утопают в зелени два похожих домика. В одном из них, в том, что слева, долгие годы живет семья Будаговских. Это целая эпоха в садоводческой науке страны. Старшим в этой семье необходимо считать Семена Федоровича Черненко, Героя Социалистического Труда, доктора наук, легендарного селекционера, автора многих новых сортов плодовых деревьев. Его дочь Екатерина Семеновна, продолжила работу отца, стала доктором наук, десятилетия преподавала в педагогическом институте. Муж Е.С.Черненко Валентин Иванович Будаговский автор зимостойких карликовых и полукарликовых подвоев, доктор наук, лауреат Государственной премии. Именно его трудами в нашей стране стало развиваться карликовое плодоводство. Сейчас дело родителей продолжают дети и внуки.

Дойдя до улицы Красноармейской, мы сворачиваем по ней налево и, тут же наш взгляд упирается в массивное двухэтажное здание №35 постройки конца XIX века. Типичное по своей архитектуре оно привлекает тем, что за годы существования почти не понесло утрат и перестроек. Высокая арка, уводящая во внутренний двор, все также запирается на дубовые ворота. Двор вымощен булыжников. Сохранились сараи и внутренние постройки. Долгие годы в этом здании располагается военный комиссариат, что возможно и предопределило сохранность здания и его отсутствие в перечне памятников архитектуры.

Далее, двигаясь по Красноармейской, мы так и будем переходить от одного необыкновенного здания к другому. Рядом со зданием военкомата ютится небольшой одноэтажный домик, но по-своему интересный, вросший в землю, но горделиво опирающийся на колонны, как старичок на костыли.

Мы переходим ул.Интернациональную и угловой дом представляет классический образец жилищного строительства по утвержденным типовым проектам конца XIX века. Здание это прекрасно сохранилось, без дополнений и переделок. А вот напротив него, высятся корпуса аграрного университета, построенные в шестидесятые годы на месте колокольни Никольской (Пушкарской) церкви. Причем, основной корпус храма сохранился, но был существенно реконструирован. Сама церковь была возведена на средства прихожан в 1781 году. Никольской она называлась от того, что улица Красноармейская в прошлые годы именовалась Никольской. Долгое время в церкви находилась чудотворная икона Казанской Божьей Матери, весьма древняя, и по сохранившимся преданиям греческого письма. Во время войны в храме, как и во многих церквях Мичуринска, располагались мастерские по ремонту танков. Колокольню разобрали в конце пятидесятых годов, а основной корпус цел до нынешних дней. Там сейчас зал механизации, спортивный и лекционный залы аграрного университета.

Особенной архитектурой выделяется дом под номером 15. Это единственное здание в городе построенное в псевдоготическом стиле и является пятнышком запада среди русской старины. Здание это еще уникально и тем, что в нем на верхних, барских этажах, среди почти десятка окон нет ни одного дублирующегося, все разные.

Покидая улицу Красноармейскую, мы сворачиваем на Советскую и сразу оказываемся в плену невысоких, но очень разнообразных в архитектурном стиле зданий. Первое из них, это здание ветеринарной лечебницы. Находясь за чертой шумного центра оно оказалось почти сохранившимся со времен его постройки. Сохранились остатки въездных ворот, цел балкон, подпираемый чугунной колонной, цел двор, который легко переносит нас с вами на 100 лет назад. Чуть ниже и на противоположной стороне улицы стоят два двухэтажных здания. Это тоже памятники архитектуры, хотя они с виду и не очень интересны, но представляют образцы доходных домов конца девятнадцатого века

Настоящим шедевром городской архитектуры, без всяких скидок, можно признать здание кожено-венерологического диспансера. На него экскурсоводы стыдливо стараются не обращать внимания, как на приют «пострадавших за любовь», но архитектура старинного дома уникальная и своеобразная от этого хуже не становится. Изначально, в 1905 году, это был небольшой магазинчик, потом там располагалось общества Красного креста, а уж с 1924 года именно то заведение, о котором мы упоминали. Утрат на фасаде здание не понесло никаких. Все так же массивные цепи удерживают козырек над крыльцом, все так же радует глаз кружевная кирпичная кладка, даже оконные рамы и те похоже сохранились с времен первой русской революции. Утраченными оказались лишь ворота, которые вместе со зданием представляли единый ансамбль.

Продолжая свой путь, свернув с улицы Советской на улицу Пролетарскую, где важно обратить внимание на старинные склады и уже долее заинтересуемся несколькими домами на Набережной, да и самой улицей. Улицей, которая с момента своего появления, как была Набережной так таковой и оставалась. Здесь редко проезжают машины, здесь тишина и покой. Здесь буквально по огородам течет невидимая с улицы река Лесной Воронеж. Чуть правее от места нашего выхода на улицу находится дом № 451 в котором жил известный географ Л.А.Демин, а еще далее в доме № 471 жил когда-то художник А.Д.Надежин, первый академик живописи из наших земляков.

Дорога устремившись вверх, вдоль укрепленного камнем склона холма, вновь возвращает нас к старинным домам на ул.Красноамейской и к забору огораживающему парк культуры и отдыха. Наш путь теперь вдоль по Набережной, мимо забора, на месте которого когда-то четыреста лет назад стояли укрепления первой Козловской крепости.

11 октября 1635 года город, а правильнее крепость, была заложена по существующему тогда обряду: «И выпрося у Бога милости и у Пречистой Богородицы помощи, пев молебен на том Козловом урочище октября в 11 день острог обложили». Первоначальная Козловская крепость была небольшой и по типу фортификационных сооружений относилась к острогу: прямоугольная в плане, обнесенная тыном, но «кровля и мост у острога … по городовому с обламами». В крепости было двое проезжих ворот, 8 глухих башен, «а по мере того острогу и с башнями 370 сажень». Внутри крепости, как было принято, в первую очередь сооружалась «зелейная казна» - дубовый пороховой погреб, и колодцы. Мастерами церковного дела, как уже указывалось, была заложена церковь во имя Покрова Богородицы. Эта деревянная церковь, скорее всего, просуществует приблизительно около 143 года, когда на ее месте будет возведен собор в честь Покрова Пресвятой Богородицы, освященный 1778 году. Но и каменной церкви, сменившей деревянную неспокойная жизнь отведет приблизительно те же 143 года – в 1921 году начнутся массовые гонения на все, связанное с религией и участь Покровского собора будет предрешена. С той поры нет у нашего города небесной защитницы и, горько будет, если новый Покровский собор не появится более никогда.

Итак, крепость появилась. Построили храм. Пережили зиму. Опять взялись за топоры. Продолжали укрепляться. Окончательно крепость сформировалась только к 1637 году. Но крепость постоянно достаивалась, улучшалась и понемногу росла. Люди приходили, селились. Особенно приток людей отмечается с открытием в Козлове пристани и началом строительства стругов. Привлекало население в Козлов и наличие в нем духовных центров. Это существовавший с 1627 года Троицкий мужской монастырь и основанный 1638 году около северной стены крепости женский Ильинский монастырь, который строился одновременно с городом, согласно царского веления.

Топографию Козловской крепости можно легко привязать к современной планировке центра, сопоставляя существующую градостроительную ситуацию с историческими планами, где четко обозначены остатки древних оборонительных сооружений. Наиболее ранний из дошедших до нас чертежей города Козлова датирован 1767 годом и является первой из известных съемок города, выполненная в связи с произошедшим крупным пожаром.

На выполненном чертеже можно видеть весь город, где по линиям границ бывшей крепости и укрепленного фасада обозначены вал и остатки рва. А в экспликации было сказано, что «Внутренний город обрыт рвом», а «внешний город с валом и канавой».

«Внутренний город» - это территория собственно крепости, «внешний город» - первоначальный посад. Так вот, та крепость, которая была построена в 1635 году при воеводах Иване Биркине и Михаиле Спешневе уже в 1654 году была значительно перестроена воеводой Петром Пушкиным в гораздо более мощное оборонительное укрепление. И, скорее всего именно при Петре Пушкине Козловская крепость превратилась в иной тип укрепления – в рубленный город уже с 15 башнями, со рвами и валами. Теперь стены ее по всем пряслам (прясло – звено, часть изгороди) уже состояли из террас с обламами ( облам – полка, выступ на городской стене для удобства защиты), а по всему периметру она была обнесена валами и рвами. Как и в других русских городах-форпостах, собственно крепость и посад, примыкающий к ней, превратились в единое укрепление. Но при этом территория собственно крепости оставалась достаточно обособленной, так как имелся вал и ров между нею и посадом. И укреплена крепость более сильно по причине того, что там находились военные запасы, хранилась казна, находились церковь и канцелярия.

Козловская крепость была возведена на холме правого берега реки Лесной Воронеж с крутым спуском к реке, пологим – в северном направлении и более резким – в южном и западном направлениях. Выстроенная по общепринятому типу аналогичных фортификационных сооружений в России, крепость представляла в плане прямоугольник, близкий к квадрату, что соответствовало форме площадки наверху холма, и как уже упоминалось форме православного храма. Восточная стена проходила вдоль русла реки, по бровке берегового откоса, северная на несколько метров южнее Ильинской церкви. Западная по современной Интернациональной улице (прежде по этой линии Пушкарская улица переходила в Приходскую). Южная стена шла перпендикулярно берегу несколько севернее середины городского сада.

Если идя вдоль паркового забора, мы еще не ощущали что движемся вдоль крепостной стены, то после кафе «Чайка» с правой стороны уже видены остатки высокого склона, хотя и застроенного домами, но как и в прежние годы еще поражающего высотой и неприступностью. Дойдя до площади, на которой высится громада Ильинской церкви, надо оглянуться. Дома идущие вдоль улиц Набережной и Милиционной в точности повторяют контур первой крепости. Там, где сейчас стоянка для машин был ров, а церковь уже стояла за крепостными стенами.

Вокруг церкви располагался, ныне уже почти забытый женский монастырь, основанный сразу же за возведением «внутреннего города» в 1638 году, как значилось в документах «при воинской крепости». Первый из Романовых, царь Михаил Федорович, передал в дар монастырю несколько икон. Жили монахини в 22 кельях достаточно бедно, а то и вовсе подвергались гонениям, Когда кельи стали непригодны для жилья, да грянула екатерининская церковная реформа в результате которой в России из 1072 монастырей к 1801 году осталось всего 452, то монахини переселились в амбары купца Ф.Г.Воронова. Но итам их тоже не оставили в покое, а согласно указа Тамбовского губернатора от марта 1848 года общество богомолок в Козлове было уничтожено. И возродиться этот монастырь только со строительством Боголюбского собора в 1867 году, чтобы через полвека вновь прекратить свое существование.
К самому величественному храму города мы еще вернемся, а пока продолжим путь все по той же Набережной вдоль того места, где проходила крепостная стена уже разросшейся крепости, так называемый «внешний город». Опять узенькая улочка с односторонним движением. Опять по левую руку обрыв. Здесь мы минуем здание литературного факультета, невысокие старинные особнячки с мезонинами и далее нас ждет площадь на ул.Революционной.

На площади укрывшись в зелени, находится здание, выстроенное в духе сталинского классицизма, где учатся студенты филиала московского института потребительской кооперации. Перед бывшим центральным входом есть небольшой скверик, сохранивший в своем чреве даже, скульптурные композиции 50-х годов XX века.

Здание это заняло место Вознесенской церкви, которая была выстроена здесь горожанами еще в далеком 1772 году и расписана в 1825 году живописцем Афанасием Дмитриевичем Надежиным, человеком основавшим на собственные средства в нашем городе школу рисования и живописи, которую в 1836 году Академия Художеств Российской Империи приняла под свое покровительство в знак ее заслуг. Именно ему, первым среди наших земляков в 1855 году будет присвоено звание академика портретной живописи.

Вознесенская церковь была каменной, теплой, с высоким шпилем видимая с восточной стороны города за многие километры. Она имела три престола - основной, Вознесения господня, и еще иконы Божьей Матери «Неоплимая купина» и Великомученика Никиты. С учетом того, что к церкви относились Стрелецкая, Полковая и Сторожевский слободы связанные со служилыми людьми – казаками, то и весь этот район на многие годы так и отпечатался в народной молве – Казаки. Закрыли церковь в 30-е годы, разобрали в 50-е, а из кирпича техникум соорудили.

Мы сворачиваем и идем вдоль улицы, которая когда-то была границей внешнего города. Это нечетная сторона ул.Революционной. По левой стороне у нас идут старинные постройки, а по правой корпуса техникума и консервного завода. Раньше, этих корпусов не было, была площадь, а со сносом церкви на площади появился целый квартал строений. А в проулке нас интересует незатейливый дом под номером 55, в котором находилась художественная школа второго академика художеств Криволуцкого. Здесь познавал азы рисунка и третий академик, уже известный нам А.М.Герасимов.

Пройдя еще немного мы с вами выходим на центральную улицу города Советскую, и в прошлом главную площадь города - площадь им.Ленина, Площадь эта образовалась, когда возникла потребность в увековечивании памяти вождя мирового пролетариата. появилась еще в предвоенные годы и все революционные шествия стали проходить не только по центральной улице, но и мимо местных вождей стоящих на трибуне, которой располагал памятник. Памятник В.И.Ленину в первоначальном виде, с витой лесенкой вокруг постамента, просуществовал с 1934 года до 1985 года. Скульптура Г.Алексеева «Вождь призывающий» была выполнена из бронзы, постамент украшал барельеф, повествующий о радости труда, а рука Ильича указывала путь вперед и вверх. Позже, когда памятник заменили, на работу широко известного скульптора, Героя Социалистического труда Н.В.Томского эта же рука стала указывать новое направление - вниз, на землю. Повод для народных шуток был более чем предостаточный.

Возвращаясь к нашему пути по улице Советской, необходимо обратить взор на новое здание детского кафе. Несколько лет назад его здесь не было. Был пустырь, а до пустыря чего тут только не строили. Изначально, сто лет назад, здесь был одноэтажный магазин с арочными проходами, как у торговых рядов, но более узкими и высокими. Потом на месте этого дома ютилась деревянная забегаловка, а уж ее в семидесятые годы сменило выстроенное в провинциальном понимании стиля «хай тек» кафе «Юность». Позже Юность поменяла название на Тройку, погремела бубенчиками, да и ускакала вдаль, оставив развалины в центре города. И только в 2011 году площадь получила то необходимое здание, которое требовалось для завершения ее архитектурной композиции.

Далее интерес вызывает дом под номером 335, у которого мы вышли на площадь и в котором до революции располагался магазин сельскохозяйственного назначения. Здание было построено в начале XX века в стиле модерн и имеет оригинально выполненное окно-витрину занимающее значительную часть фасада здания. По предположению специалистов вид здания скорее всего имеет упрощенное решение и отличное от первоначально задуманного вследствие возможного ухудшения финансового положения заказчика. Когда магазин в этом здании был ликвидирован, то на долгие годы помещения в нем перешли к швейной фабрике им.Н.К.Крупской, где шились рубашки, и т.д. Позже, в середине 90-х годов у фабрики появилось новое помещение, и здание на долгие годы опустело и только с 2010 года начались восстановительные работы.

Далее, по улице Советский буквально каждый дом будет представлять собой архитектурную изюминку, ибо мы находимся в самой центральной, и самой заповедной части города. По стилю застройки наш город мало чем отличался от иных своих собратьев, главные улицы застраивались очень плотно, преимущественно каменными сооружениями, где первые этажи занимали магазины, аптеки и различные заведения. На остальных улицах преобладали деревянные дома. Мичуринск именно таким и сохранился – где множество домов с мансардами, мезонинами, с резными наличниками.

Угловое здание на пересечении Советской и 2-й Революционной представляет собой уникальную часть целостного архитектурного ансамбля, который составляют дома по ул.Советской между улицами 2-й Революционной и Филиппова. С трех сторон этот ансамбль венчают однотипные здания с ротондами, очень похожие между собой.

Угловое здание по адресу Советская 343, занимает весьма обширную территорию и появилось в середине XIX века, как торговое здание. Располагался этот магазин в самой торговой части года и безбедно просуществовал до Октябрьской революции. Позднее здание на долго перешло в руки военного ведомства и там квартировали различные военные части, а здание получило наименование «Былые казармы» из-за цвета своих стен а отличие от «Красных казарм». В годы войны в казармах размещалось Мичуринское военно-инженерное училище, которое позже было переведено в Бийск. В начале 90-х здание опустело, а позже его поделили между собой центральная городская библиотека и комбинат бытового обслуживания. К слову сказать, городская библиотека Мичуринска одна из старейших в области и существует уже более 110 лет.

Следующим домом, к которому стоит приглядеться и приглядеться очень внимательно будет дом под номером 347. О двух этажах, с мезонином, оригинальной архитектуры, оно с одной стороны прячет от нас Ильинскую церковь, а с другой своей красотой, как бы готовит к совершенно невиданному зрелищу.

Мы выходим с вами к визитной карточке города, к самому его известному зданию, к храму во имя Пророка Илии. Воздвигнута эта церковь была в непосредственной близости от первоначальной крепостной стены, прямо за рвом ее окружавшим. Проектировал ее, по предположению, известный итальянский архитектор Томазо Адамани, который в ту пору работал в Тамбовской губернии и доподлинно известно, что по его проекту возведена церковь в …. Первоначально церковь планировалось построить без ее знаменитого шпиля над колокольней, но по легенде, купец Иван Воронов, по возвращении из поездки в Санкт-Петербург попросил внести в проект изменения и церковь стала походить своим обликом на Петропавловский собор.

Высота Ильинской церкви построенной в стиле русского барокко порядка 67,5 метров и построена она было в 1781 году. Не смотря на сильнейший пожар 1848 года, церковь устояла, долго восстанавливалась, к началу XX века вернула былую мощь и одно то, что в церкви хранилась икона Богоматери «Скорябящая» украшенная 12 бриллиантами и Евангелия изданные в 1703 и 1751 годах говорит о многом.

После революции, несмотря на то, что церковь в 1924 году внесли в список архитектурных памятников, попытки разрушить ее не прекращались и, когда в начале тридцатых годов с колокольни сбросили купола, угроза над храмом нависла самая реальная. Отчаявшись, верующие обратились к известному художнику Игорю Грабарю, который в ту пору руководил Центральными реставрационными мастерскими в Москве. Желая спасти уникальную церковь И.Грабарь, по легенде, произнес фразу, что подобная архитектура церкви напоминает ему работы Растрелли. Это остановило разрушителей. Тронуть творение великого итальянца никто не решился, хотя церковь и осталась закрытой. В годы войны в ней была танковая мастерская. Когда в отношениях власти и церкви наступило потепление, храм открыли для прихожан. Было это сразу по окончании войны, но в 1963 году, верующих вновь изгнали и почти тридцать лет в церкви располагался краеведческий музей, для которого эти годы были лучшими.

Вновь служение Господу было возобновлено в храме в 1992 году, а в 1993 году ее посетил Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II.

Мы же, с вами пройдя от храма на центр площади им.И.В.Мичурина окажемся именно в том месте, откуда город начинался. Пусть не в самые древние времена, но все-таки почти, что четыреста лет назад. Это место, где забили первую сваю, выкопали первую землянку, поставили православный крест, отслужили молебен.

Сейчас центр площади, как тому и полагается пуст. Дорожная разметка на асфальте. Зимой елка и снежная горка. А восемьдесят лет назад здесь красовался главный храм города – Покровский собор. Помните, что деревянный он строился одновременно с крепостью. Конечно первая деревянная церковь не раз перестраивалась и в каменный храм она превратилась 1837 году. С одним центральным куполом и пятью главами, с богатым внутренним убранством, ценной утварью и главной святыней города – иконой Боголюбивой Божьей Матери. Именно эта икона явилась жителям города в 1771 году и спасла их от чумы. Кроме того в соборе хранились два евангелия 1681 года 1735 года и копия жалованной грамоты царя Федора Алексеевича 1681 года. Звук 100-пудового колокола был слышен по всему городу.

Несмотря на то, что Тамбовским Губернским подотделом по делам музеев и по охране памятников искусства старины и природы с 25 февраля 1925 года Покровский собор был взят на учет как памятник церковной старины и зодчества в 1936 году его разобрали, а кирпич использовали при строительстве кинотеатра «Октябрь».

Вот так собора на площади не стало. Пустой она пробыла с десяток лет, когда в 1950 к 15-летию со дня смерти великого селекционера, ему был установлен здесь памятник. Именно тогда и сложился существующий ансамбль площади и, стала она сто семьдесят пять метров в длину и сорок пять в ширину. Сейчас здесь проходят все самые массовые городские мероприятия. Зимой устанавливается главная городская елка и вырастает огромная детская горка, а летом полный простор для отдыхающих всех возрастов.

С юго-восточной стороны площадь граничит с любимейшим местом отдыха горожан – с парком культуры и отдыха. Парку уже более 160 лет и он один из старейших в России. Создан парк был по высочайшему повелению государя-императора Николая II. Во-первых, это сильно выделяет наш парк среди прочих иных, именно тем, что указанное место было определено императорскою рукою, только для единой цели – образовании в г.Козлове общественного сада. Во-вторых, указ имеет четкую дату появления парка и был подписан 8 июля 1847 года.

Добиться монаршего решения в любые годы было не просто, а потому козловский городничий просил гражданского губернатора г.Тамбова о заведении общественного сада, писал, что многие дворяне согласны на первоначальное озеленение оного и дать разного рода цветы и деревья. Губернатор доносил министру внутренних дел империи Петровскому, а тот уже докладывал императору. С весны 1848 года сад стали обустраивать, но после крупного пожара, когда своим расположением сад помешал вывозу имущества, его перенесли с одной стороны дороги на другую, где он по сей день и находится.

С парком у горожан связаны многие события – это и первая демонстрация в 1907 году говорящего аппарата «Кинофон», и первый фонтан, появившийся в 1910 году. Это и концерты духового оркестра 39-го Томского пехотного полка, капельмейстером которого был отец народного артиста СССР В.Зельдина – Михаил Евгеньевич Зельдин.

Именно в парке культуры в 1921 году представил свои достижения Иван Владимирович Мичурин. Сейчас мало, кто теперь вспомнит имена великих людей прошлого таких академик Н.Вавилов, режиссер А.Довженко, которые некогда гуляли по аллеям парка, а имя Аллы Пугачевой, мало кому известной солистки Липецкой филармонии дебютировавшей на сцене парка, у большинства на слуху.

Любовь горожан к своему детищу прошла все испытания и с годами не слабеет. Все так же манит «Колесо обозрения», вызывая восхищение открывающейся панорамой города, все так же любимы детские аттракционы. В недавнем времени в парке появился Емеля дремлющий на печи, ворона с сыром на камне и плутовкой лисой по близости, известный «квартет» в полном составе так же встречает отдыхающих и все так же безотрадно выглядит ресторан «Лето», который и родители наши ругали, и мы не чтим, да и выросшие дети отворачиваются.

На всю нашу суету, уже десятилетия взирает со своего пьедестала Александр Сергеевич Пушкин – задумчивый и спокойный. Памятник этот занесен во всероссийский реестр памятных пушкинских мест и ежегодно 6 июня собирает почитателей таланта любимого поэта. Не смотря на то, что Пушкин в нашем городе никогда не бывал, с его именем наш город неразрывно связан. Один из предков поэта был в г.Козлове воеводой. Сам поэт, получив на руки дело о тяжбе двух помещиков Муратова и Крюкова за небольшое имение, и возмущенный тем, что в России запросто можно отобрать законное имущество, использовал материал для написания повести «Дубровский». Сомневающихся сразу отсылаю к трудам известного историка И.Адронникова, смотрите там. В городе нашем, когда в нем квартировал 13-й Нарвский гусарский полк под командованием старшего сына поэта Александра Александровича, жили внуки Пушкина и дочь Мария Александровна. В городе несколько лет хранился бесценный архив А.С.Пушкина. У нас до сих пор живут правнуки поэта в пятом, шестом и седьмом коленах.

Мы покидаем парк и идем вдоль чугунной ограды вниз по ул.Советской до здания гимназии, которое имеет не менее удивительную архитектуру, чем прежде уже увиденное. Здание укрыто от посторонних взоров оградой, сдвинуто вглубь, и иначе как графским замком его не назовешь. Иллюзию эту создает узорчатая чугунная ограда, массивные столпы на въезде на территорию и колонны поддерживающие балкон. Здесь у нас крутой разворот, ибо внизу улицы Советской мы уже были и путь наш в обратном направлении, начиная от площади 25-летия Октября.

Первоначально на этой площади планировали расположить парк культуры, но позже горожане сдвинули парк, на то место где он сейчас и находится, а оставшаяся территория долгое время была не востребованной, пока горожане не решились установить монумент царю-освободителю, императору Александру II. Задумали еще в 1911 году к пятидесятилетию отмены крепостного права. Сделать не успели. Возникшие финансовые неурядицы не позволили этого. Перенесли работы на 1913 год, к 300-летию дома Романовых. Памятник выбрали дорогой, от души, но помешала работе мировая война. Опять не успели. Отложили. Следующая дата ждать себя не заставила и, 29 апреля 1918 года в день 100-летия императора Александра II, казалось бы ничто уже не может омрачить празднования. Памятник готов. Установлен. Осталось убрать каркас, но за две недели до назначенной даты выходит декрет Советской власти о сносе памятников в честь царей и им подобных, и памятник сбрасывают с пьедестала. Оставшийся постамент посвящают жертвам революции. Спустя год, вошедшие в город мамонтовцы громят остатки памятника.

В разрушенном состоянии постамент пребывает почти полвека. Количество могил на площади увеличивается, особенно в годы войны с фашизмом, когда здесь хоронят умерших от ран в госпиталях. Площадь получает название 25 лет Октября и на этом месте, в 1965 году открывается мемориал павшим в годы Гражданской и Великой Отечественной войн.
По левую руку от нас в глубине зеленого сквера проглядывает административный корпус аграрного университета. Он занял старинное здание конца XIX века, которое заботливо отреставрировано и является частью хорошо сохранившегося городского ансамбля, с надворными постройками, въездными арками.

Дом, смотрящий на памятник Мичурину и расположенный по Советской улице за номером 310 можно относить к одним из старейших каменных сооружений города. По плану застройки центральной части города 1782 года четыре квартала зданий должны были окаймить ее создать единый архитектурный ансамбль, повторив своими контурами границы внутреннего города. К 1832 году, когда появился очередной план города, здание это уже существовало, пусть не в том виде, в котором мы его сейчас наблюдаем, но основное каменное здание было возведено. Въездные ворота находятся со стороны площади и только к середине XIX века на южную сторону усадьбы. До сегодняшнего дня здание сохранилось практически полностью в том виде, в котором оно встретило XX век. Цел и главный дом, и флигель, и конюшня с каретным сараем, хозяйственные постройки и ворота ограды. Для нашего времени это уникально.

А мы с вами приближаемся к злополучному кинотеатру «Октябрь», тому самому сложенному из кирпича разрушенного Покровского собора. Кинотеатр открывают незадолго до войны в 1939 году. По архитектурному облику кинотеатр можно отнести к стилю модерн. Строгие пропорции, огромные окна. По бокам от центрально входа эркеры, верхушки которых украшены аллегорическими фигурами женщины с арфой, символизирующей искусство и мужчины с кинолентой в руках, а так же сценкой из фильма «Чапаев», где Василий Иванович указывает, куда надо стрелять. Этот чапаевский жест людям хорошо известен, да и сам герой, наверное, самый почитаемый из всех участников гражданской войны. Существует легенда, что кинотеатр выстроили по южному проекту, что даже то ли в Ташкенте, то ли в Бухаре есть похожий и оттого-то в здании всегда холодно. Трудно судить, потому что холодно было до его последнего капитального ремонта. Сейчас тепло. А первоначально кинотеатр построили с одним залом и большим прогулочным холлом. Но к месту холл как-то не пришелся и там, после реконструкции сделали малый зал. В нижнем фойе, при входе помещалась скульптура В.И.Ленина с его замечательной фразой, что из всех искусств важнейшим для нас является кино, правда без ленинского уточнения, что в эпоху безграмотности.

В верхнем фойе находился буфет, и была сцена, где музыканты играли перед началом вечерних киносеансов. В девяностые годы кинотеатр стал ветшать и в начале XXI века и вовсе закрылся из-за аварийности потолочных конструкций. Они, и кстати, в
кинотеатре уникальные. В предвоенные годы еще не существовало технологий перекрытия крупных пролетов и для поддержания потолка были изготовлены специальные фермы из тоненьких реечек, собранные в толстенные конструкции и установленные на манер перевернутого лука, способные выдерживать колоссальные нагрузки. Но эта конструкция имела и ахиллесову пяту. Работала она на прочность только в вертикальном положении. А в лихие годы, хитроумные роботяги, посчитав, что распорки из бруса между фермами лишние, их вынесли и продали. Фермы стали крениться, грозя не удержать потолок. Но рухнуть не успели. Их вернули в прежнее состояние и закрепили, а по окончании капитального ремонта всего здания кинотеатр из двухзального превратился в трехзальный и стал самым крупным в Тамбовской области.

Внешним краем кинотеатр «Октябрь» граничит с одним из древнейших торговых предприятий города, с центральным рынком, который от взоров с улицы Советской прикрывают торговые ряды.

Первые торговые ряды в этой части города появились скорее практически сразу с возникновением крепости. Ведь вокруг крепостных стен всегда существовало ровное и открытое пространство, представляющее собой зону обстрела. В спокойные годы всего торговцы располагались на этих площадях. А с учетом того, что более-менее ровная территория была только на запад от крепости, то и торговые ряды выросли именно здесь.

Вместе с городом эти ряды и проделали четырехсотлетний путь. Торговля с земли сменялась деревянными лавками. Лавки, сгорая уступили свое место более надежным каменным конструкциям, которые и протянулись от стен кинотеатра практически на квартал до ул.Филиппова.

На торговой площади, или как в простонародье говорят «на кругу» стоит приостановиться. Место уникальное, тем, что здесь находилась часовня, выстроенная в честь чудесного спасения царской семьи в железнодорожной катастрофе. Часовня, как и многие храмы города, канула в лету, а вот окружающие здания полностью сохранены. Сохранились практически в первозданном виде магазинчики по ул.Филиппова и Жилые дома Медицинское училище.
Магазин «Центральный»
Хореографическая школа
Поликлиника №1
Музыкальная школа
Школа №18
Здание этой школы знакомо каждому Мичуринцу, ибо расположено в самом центре города и не пройти мимо него просто невозможно. Появилось это здание в городе в самом начале прошлого века, в 1902 году и располагалась там женская гимназия, которая отличалась от частной, тем что была казенной. В актовом зале гимназии давались концерты, проводились праздники. Магазины на первом этаже.

С началом гражданской войны город Козлов оказался в гуще событий и в здании гимназии почти год располагался штаб Южного фронта и ленинский призыв «Все на борьбу с Деникиным!» обращен в первую очередь к войскам этого фронта. 17 сентября 1918 года Реввоенсовет республики организовлал РВС Южного фронта в составе: председатель И.В.Сталин, командующий П.П.Сытин, помощник командующего К.Е.Ворошилов. Из-за конфликтов с командующим Сталин и Ворошилов вскоре убыли, но обид на всех кто командовал этим фронтом не забыли. Да и командовали фронтом вовсе не молодые красные командиры:

- генерал-майор царской армии Сытин Павел Павлович (11.09.-9.11.1918), репрессирован в 1938 году;
- полковник царской армии Славен Петр Антонович (9.11.1918-24.01.1919), командовал красными латышскими стрелками, позже эмигрировал из России;
- полковник царской армии Гиттис Владимир Михайлович (24.01.-13.07.1919), который позже громил Юденича, воевал в Закавказье и в 1938 году был репрессирован;
- генерал-лейтенант царской армии Владимир Николаевич Егорьев (13.07-11.10.1919), в 1908 году порядка четырех месяцев прослужил в 123 Козловском пехотном полку, в 1917 году командовал 39-м армейским корпусом, умер в Москве в 1948 году;
- полковник царской армии Егоров Александр Ильич (11.10.1919-10.01.1920), в последствии один из первых маршалов СССР, репрессирован в 1939 году.

Штаб Южного фронта в августе 1919 года спешно убыл из Козлова в связи с наступлением Донского казачьего корпуса под командованием К.К.Мамонтова. Знаменитый рейд конницы Мамонтова.

По окончании всех боевых действий школа вновь вернулась в свои родные стены, в которых выдающийся советский физик, лауреат Нобелевской премии Павел Алексеевич Черенков преподавал в конце 30-х годов.

Напротив здания школы, располагается строгое трехэтажное здание, в котором долгие годы располагались гостиницы. До революции это была гостиница «Гранд-отель», а после с более прозаическим названием «Коммунальная». При советской власти на первом этаже здания располагался ресторан «Мичуринск», а до революции тут был аптекарско-парфюмерный магазин торгового дома «Братья Веллер». С 90-х годов здание отошло к налоговой инспекции, первый этаж заняла фирма МТС, а в настоящее время судьба дальнейшая этого памятника архитектуры далека от ясности.

Рядом со зданием школы № 18 возвышается громадное серое, четырехэтажное здание, давящее своими размерами на узкой улице. Появилось оно в городе в 1927 году, как дом крестьянина, но просуществовало в таком виде недолго и уже через пять лет превратилось в здание научно-исследовательского института садоводства, который создал И.В.Мичурин.

Здание Сберкассы

Магазин продукты

Магазин книги

Пединститут в городе появился в довоенные годы, а точнее в 1939 году и обосновался в здании, где ранее существовала частная женская гимназия госпожи Е.П.Сатиной. Поначалу институт именовали учительским, позже, с 1952 года, педагогическим. А до революции в этом здании чего только не перебывало. Это и первый в Козлове сенематограф «Иллюзион» и булочная и кондитерская.

В годы Великой Отечественной войны в здании института располагался военный госпиталь для излечения раненых. Однажды, во время бомбежки города в здание госпиталя угодила фашистская бомба, но пробив несколько межэтажных перекрытий не взорвалась, а только застряла. Существует предание, что в испорченном взрывателе нашли записку от немецких антифашистов.

Прежде чем продолжить шествие по ул.Советской, необходимо свернуть ненадолго на улицу Гоголевскую. Там есть, что увидеть и побывать надо обязательно. Со старинных времен повелось, чтобы уж город был городом, необходимо чтобы в нем существовали две обязательных сооружения – вокзал и театр. И театр городской достоин своей столетней славы, как один из лучших провинциальных театров.

Драмтеатр

Булочная на углу

Краеведческий музей, ныне занимает великолепный двухэтажный особняк, в прошлом дом Стрельникова. Когда-то там продавали сельхозинструменты, а позже на долгие годы это здание занимал «Дом политического просвещения». Здесь учились основам марксизма-ленинизма, проходили городские партийно-хозяйственные активы, голосовали депутаты. Когда КПСС объявили вне закона, а церковь потребовалось вернуть верующим, то приняли мудрое решение – музей из церкви удалить, и разместить на освободившейся территории. Здание музея это типичное здание начала XХ века, это увлечение архитекторов стилем эклектика.

Четырехэтажный дом

Стоматологическая поликлиника

Загс

Администрация города

Советская 264

Магазин «Погребок»

Школа №1

Улица Красная, в дореволюционные годы именовалась Крайней, так как за ней город уже заканчивался и здесь проходила официальная городская черта.

Главный въезд в город Мичуринск – его вокзал. Для любителей точности это вокзал Мичуринск-Уральский. А для любопытных сообщим, что есть еще в городе и второй вокзал – Мичуринск-Воронежский. И что интересно со второго вокзала поезда на Воронеж ежедневно идут, а вот с первого ни одного поезда на Урал не идет и никогда не ходило. А вот название есть. Хотя за сто сорок лет существования вокзала ой как много воды утекло.

Конечно, не всегда этот вокзал был каменным. Не всегда был двухэтажным. Начало многих дел примитивно. А потому, когда купцы, 12 марта 1865 года в вскладчину начали строить железную дорогу, то сто девяносто восемь верст до Рязани тянули в одну колею. Старательно оставляли пятую часть путей для разъездов составов. Смотрели, чтобы не больше шестнадцати процентов дороги были искривлены и гоняли по рельсам взад-вперед тридцать три паровоза. И вокзал тогда под стать объемам перевозок был маленьким и деревянным. Именно от него 4 сентября 1866 года первый поезд, старательно давая свистки и пуская клубы пара, отошел в сторону Москвы.И, пока Тамбов и Моршанск почивали на лаврах речных портов и отгружали тысячи тонн товаров по реке Цне, козловские купцы быстро и по достоинству оценили преимущества стальной колеи.

Рельсы они как елка – зимой и летом одним цветом и им не страшны ни распутицы, ни лед на реке. Рельсы это дорога в будущее. И это будущее не заставило себя ждать, только в 1867 году из Козлова было отправлено 176 тыс.тонн хлеба. Вагонов не хватило. Паровозы пробуксовывали. Стрелочники нервничали. Дорога оказалась перегруженной и срочно, в 1870 году была проложена вторая колея на Москву. Поезда пошли днем и ночью. А там и новый вокзал не заставил себя ждать. Год его рождения 1872.

Обширная привокзальная площадь сейчас окаймлена невысокими, трехэтажными жилыми домами, да еще так и никогда не ожившим, новым корпусом швейной фабрики. Задуманная еще при социализме и построенная в момент развала страны фабрика не вписалась в жизнь. Суровый ветер перемен не дал огоньку разгореться. Разметал угли, но корпус стоит и возможно какое-то будущее у него и есть. А пока, сданный аренду первый этаж, словно муравейник, кишит торговыми точками и напоминает маленький Шанхай.

Хотя справедливости ради следует отметить, что привокзальная площадь всегда была местом торговли. Всегда была бурлящей. Крестьяне близлежащих сел везли в город плоды своего труда и старались тут же недалеко от поезда и расторговаться. На площадь выносились корзины с огурцами, ведра со смородиной, стаканчиками продавалась черника, отдельно, мешками стояла картошка. Ну и еще плюс зелень, по осени развалы капусты, моркови, лука. Отдельным рядом стояли продавщицы молока. С раннего утра, еще по темноте, площадь заполнялась торгующими и покупателями и, как правило, к 9 часам рынок сворачивался. Дальше его эстафету подхватывал центральный рынок.

Короткая, Привокзальная улица возвращает нас на улицу Красная. Когда-то, до революции, эта улица именовалась Крайней и по ней проходила городская черта. Поворот к вокзалу обрамляли высокие каменные обелиски. А мы, сворачивая направо на ул.Красную видим перед собой здание городского суда и рядом с ним массивное здание Мичуринского отделения дороги. Оно чуть утоплено вглубь и потому не нарушает высоты общей застройки улицы.

Железная дорога для Мичуринска это особое понятие. Это, как и садоводство, его знамя. В городе нет практически семей, где кто-либо из родственников не был связан своим трудом с этой отраслью. Мичуринское отделение дороги это несколько тысяч сотрудников и территория Тамбовской, Воронежской и Липецкой областей. В состав отделения входят станции Тамбов, Борисоглебск, Грязи, Раненбург, Кирсанов, а станция Кочетовка практически с момента своего возникновения, вот уже более ста лет является, одной из крупнейших сортировочных станций России. Прославлена эта станция и в литературе. Есть у А.И.Солженицина рассказ «Случай на станции Кочетовка». Это как раз об этом.

Далее, за зданием отделения железной дороги, приютился розовый, невысокий домик линейного отдела внутренних дел, а вот напротив него, в глубине товарного двора высится громада Мичуринского элеватора. Здание элеватора было выполнено французской компанией и вмещает в свои закрома более 2 000 тонн зерна. Высота здания более сорока метров и, по своей высоте, оно сравнимо с крупнейшими городскими постройками. Этому сооружению уже более ста лет, но оно исправно продолжает служить людям. А рядом, у въезда на территорию товарной станции, вдоль улицы Красной расположено небольшое одноэтажное строение, сейчас там находится железнодорожная прокуратура. Но так было не всегда. Изначально в этом здании находилась товарная контора и именно в этой товарной конторе и начал свою трудовую деятельность семнадцати летний И.В.Мичурин. Там он проработал более десяти лет.

Двигаясь по правой стороне ул.Красной мы с вами подходим к зданию ШЧ. Мне, как и вам, эти буквы не о чем не скажут. А вот на железной дороге это любят – все то у них: ШЧ, ПЧ, ТЧ, НОДВОД, НОДХ. Такая аббревиатура понятна только посвященным, а нам с вами будет достаточно знать, что здесь расположен главный узел связи железнодорожников. Но это не главное. Главное, то, что расположено у них во дворе. Там находится телевизионная вышка. Она и есть самое высокое сооружение города Мичуринска. Высота телевышки около 76 метров, а вместе с антенной она равняется 82 метрам. Вышка была выстроена в далеком 1965 году и, уже более сорока лет, служит горожанам.

Мы шагаем по тенистой улице и не спеша подходим к зданию филиала Тамбовского университета им.Г.Р.Державина. Изгородь. Уютный дворик. Совсем небольшой учебный корпус. Филиал этот существует всего несколько лет, а до этого, многие десятилетия там располагался клуб железнодорожников и носил он имя Ленина. Там была библиотека, работали кружки, собирались шахматисты и филателисты, но главное там проводились танцы и работал кинозал. Молодежь веселилась. Конечно, танцплощадка и кинозал были не самые престижные в городе, но, тем не менее, существовали. А в девяностые годы там было даже казино.

Но само это здание старинное и построено в 1872 году и правильнее будет сказать, что в ту пору это было не одно, а два здания. Это были церковь в честь святителя Николая и был приют для бездомных. Там где потом находилась сцена кинотеатра, располагался алтарь, открывались царские врата, на стенах были иконы, а за самой церковью простиралось обширное кладбище. Сейчас его нет. Когда строился завод автонасосов, кладбище уничтожили. Сейчас же нет ни завода, ни кладбища. Все уничтожено.

Далее, мимо площади Славы, мы с вами выходим на главный перекресток города – пересечение улиц Красной и Лаврова. Куда бы вы ни ехали по городу, миновать этот перекресток практически невозможно. Там сходятся все пути: и дорога из Липецка, и дорога на Тамбов, и пути из старого города на «второй» Мичуринск. А потому стоит светофору на этом перекрестке испортится, как сразу ситуация становиться похожа, на ту что решал легендарный Дядя Степа:

Сто машин стоят гудят,
С места сдвинуться хотят,
Три, четыре, пять минут!
Им проезда не дают…

Выключенный светофор на этом перекрестке – это беда. Тем более, что площадь Славы это практически четыре перекрестка.

Однако, чем повернуть к площади Славы давайте перейдем улицу Лаврова и приблизимся к зданию Красных казарм. Здание величественно и построено в стиле классицизма. Не смотря, ни на какие легенды, оно не имеет отношения к императрице Екатерине Второй, хотя в плане и похоже на букву «Е». И построено оно не в восемнадцатом и не девятнадцатом веке, а гораздо позже. У этого здания имеется точный год рождения – построено оно в 1912 году. Построено к 100-летию Отечественной войны 1812 года, войне в коей русское оружие снискало себе ничуть не меньшую славу, чем в годы Великой Отечественной войны.

Здание это подарок благодарных горожан солдатам 39-го Томского пехотного полка, в знак их заслуг в Бородинской битве. Дань их мужеству. Полк этот входил в состав 24 пехотной дивизии генерала П.Г.Лихачева из 6-го корпуса генерал-лейтенанта Д.С.Дохтурова. Эта дивизия сменила на Курганной высоте 7-й пехотный корпус Н.Н.Раевского. За две первые атаки на высоту корпус был почти уничтожен и выдохся. В три часа пополудни Наполеон отдал приказ на третий, решающий штурм высоты. В бой было брошено более 35 тысяч солдат. Атаку поддерживал огонь 300 орудий. Клиньями, одновременно, с двух сторон, с фронта и с тыла три пехотные дивизии Брусье, Морана и Жерара поддержанные массированным кавалерийским ударом обрушились на высоту. По свидетельству историка академика Е.В.Тарле «Русская пехота штыками, русская артиллерия усиленным огнем отбрасывали и истребляли кирасир, улан, пехотинцев, которые взобрались на высоту, успевали переколоть защитников, но отбрасывались прочь подоспевшими подкреплениями. Страшное побоище окончилось взятием батареи, прямо покрытой на всех подступах густыми пластами трупов русских и французов».

Что бы понять значимость подвига защитников Курганной высоты, которая вошла в историю, как батарея Раевского, следует вспомнить, что первоначально основной удар французов пришелся на Богратионовы флеши. С шести до девяти часов утра русские отбили четыре массированных атаки. Отбили в штыки. Далее основной удар французы перенесли на батарею Раевского, считая ее ключом ко всей нашей обороне. Волна за волной накатывались французские дивизии на высоту и раз за разом отступали. От глубоких рвов перед батареей ничего не осталось – их засыпали трупы. У защитников кончились снаряды и порох, но были сабли и штыки.

В четвертом часу по полудни, имея четырехкратное превосходство в живой силе французы взяли батарею. Не в силах сдержать врага, раненый генерал Лихачев бесстрашно со шпагой бросился на французские штыки, что бы умереть. К чести французов надо отметить, что ни один из них не посмел ударить убеленного сединами генерала. Он выжил. А вот французы, увидев горы трупов и, отходящую в боевом порядке русскую армию, дальше не пошли. Сил уже не было. Более того вечером они покинули занятую высоту. Отступили. Победа в битве не досталась никому. Из полутора тысяч солдат Томского пехотного полка 362 нижних чина пали смертью храбрых на батарее и 102 были ранены. Обычно бывает наоборот – раненых больше. Но чем жестче бой, тем страшнее потери.

Вот этому-то славному полку, который позже еще получит за героизм в Русско-Турецкой войне 1828-1829 г.г. знаки на шапки «За отличие», а за оборону Севастополя в 1854-1855 годах Георгиевское боевое знамя и были построены Красные казармы, что делает честь не только полку, но жителям города. Спустя три года полк уйдет на фронты Первой мировой войны, потом будет революция и история полка прекратится.

А мы возвращаемся на площадь Славы. Этому названию двенадцать лет. Такой площадь стала в год пятидесятилетия Победы советского народа в Великой Отечественной войне. А до этого здесь был обширный парк. Заросший ветвистыми кленами, с глухим и грязными дорожками он был малопривлекателен, да и малопосещаем. Расчистил этот парк ураган 1972 года. Пройдясь наискосок, с запада на восток по городу, ураган натворил много бед, в том числе и выломал половину парка.

Парк решили реконструировать и допилили уцелевшие деревья. Сделали новую планировку, посадили саженцы, полили водой и … ничего не выросло. Все посохло. Даже трава с трудом росла на этом месте. Там останавливались цирки, рычали ночами голодные львы в передвижных зверинцах, а по будням ветер гонял кругами черную пыль. И сейчас, спустя тридцать пять лет после начала реконструкции парка, площадь, еще не приобрела окончательного вида. В 1995 году на площади был открыт монумент защитникам Отечества работы архитектора И.Корбаля, в 2005 году в память погибших был зажжен вечный огонь, а в 2006 году установлена боевая техника и сооружен фонтан. Реконструкция площади все еще продолжается.

Интернациональная 10

Интернациональная 79

Интернациональная 56

Интернациональная 80

Интернациональная 98

Интернациональная 100

Интернациональная 110

Завершая прогулку по городу нельзя не задаться мысль, а чем же был город в понятии россиян и какую роль он играл? Во-первых, городом на Руси именовали сами крепости и их оборонительные сооружения, такие как ворота, башни, окружающие рвы и насыпи и, естественно сами стены. Отсюда и главная функция города это защита. Во-вторых, все остальные функции города, такие как место проживания, торговля, ремесленные структуры выполняли имеющиеся при городе поселения, но, при этом, ни одна из них не являлась критерием существования города. Только наличие крепости – «града» - может служить таким основанием. Город Козлов начинался с крепости.

За всей кажущейся простотой создания городского поселения, за всей первоначальной хаотичностью застройки, как это ни странно скрываются общие принципы образования или, правильнее сказать общие принципы структуры российских городов. Структура русского города, не менялась столетиями и обычно состояла из трех главных частей. На возвышенном месте, где-нибудь на холме у реки, реже у озер стояла крепость. Снаружи, перед главными воротами, располагался торг, в отличии от западных крепостей, внутри российских крепостей торговля не велась. Торг представлял собой открытое незастроенное перед крепостной стеной место, которое предназначалось для обстрела противника. А вот уже далее за торгом складывался посад. Там, в зависимости от рельефа местности строились дома, складывались улицы, разбивались сады и огороды.

Если крепость разрасталась, она сдвигала перед собой торг, а тот сдвигал посады. Но так как жилые дома сдвигать крайне трудно во все времена, то корректировка размеров крепостей обычно проводилась после пожаров, а в ту пору они были весьма часты. По мере развития иногда и посады обносились легкой стеной или ограждением и тогда получались тройственная структура: сама крепость, средний город и окольный город.
Но был и еще один, возможно самый главный, изначальный структурный элемент города. Ведь как мы уже определились, город начинался в России с крепости, а вот сама крепость обязательно начиналась со своей главной святыни – с соборного храма. И поэтому, как правило, российские крепости имели в XV-XVI веках форму близкую к квадрату. Это подтверждает и построенная на Козловом урочище новая крепость, которая по типу фортификационных сооружений относилась к острогам, то есть к поселениям, обнесенным частоколом из заостренных вверху бревен. Слово острог тогда никого не пугало и лишь в XIX веке это слово начнет ассоциироваться со словом тюрьма.

Так же, как и при строительстве иных крепостей и в нашей крепости одновременно с ее стенами начинает возводиться храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Посвящение храма сразу было указано в государевой грамоте. И, возвращаясь к вопросам духовности, сразу следует определить, что крепость как бы повторяла своей формой увеличенную святую обитель. Ведь по описаниям святого Иоанна Богослова небесный Град четвероуголен в плане, равен по ширине, длине и высоте.

Вот именно поэтому, что русские крепости старались повторять форму храмов и сами как бы ими являлись, то соответственно всех торгующих изгоняли за пределы храма наружу, за крепостные ворота. Число самих ворот в крепостях определялось священными числами: одни, двое, четверо, восемь, двенадцать. В крепости Козлов проезжих ворот было двое. Над проездными воротами как извне, так и изнутри устанавливались иконы, перед которыми часто горели лампады. Таким образом, крепостная стена воспринималась православными жителями города как образ божественной силы ограждающей их от нашествия врагов и вселяющей надежду, что крепость Божия невидимо охраняет данный град.

Измученная долгим игом и смутами Русь тогда только набирала силу, совсем недавно она стала самодержавной и, главное, в ту пору была единственным свободным от какой-либо зависимости православным государством. Подчеркиваю – единственным и Православным! Это очень важно. Важно оттого, что жители этой огромной страны, окруженной врагами, свято верили в особое значение русского православия и благочестие Руси.

Мысль о том, что Русь является единственной хранительницей Православия, широко распространялась в массах людей и во времена Ивана III, и в начале XVI века, продолжилась потом при Иване IV (Грозном) и особенно усилилась с провозглашением идеи «Москва – третий Рим». К началу семнадцатого века понятие «святая Русь» уже широко жило и использовалось в народе. Имеются исторические сведения, что воины и чаще всего казаки, перед смертельными сражениями прощались и друг с другом, и обязательно просили о прощении грехов святую Русь. Обращаясь не к отдельным иконам или иным символам веры, а к целому государству, как к святыне. А потому и строились на Руси города с учетом того, что все построенное должно носить оттенок духовности и святости.

Именно понятие «Святая Русь» могло подвигнуть воевод Биркина и Спешнева на изменение месторасположения города. Вспомните, как мы подъезжаем к древним русским городам, как мы подъезжаем к Владимиру, к Суздали, к Задонску. Вспомните, как они величественно возникают из ниоткуда, сначала неясным миражем на соединении земли и неба, на соединении света и тьмы, на соединении видимого и невидимого. Сначала их еще даже невозможно разглядеть, угадываются только контуры, но уже издали вспыхивают на солнце, яркими золотыми бликами купола городских храмов, купола обителей. И тогда, при приближении, увиденный город будто сходит к путникам с небес в сверкающем сиянии и люди его воспринимают истинно небесным градом. Увидев такой город, путники становились на колени и молились на зримое великолепие. Молились на святую Русь. А когда их зрительные образы, еще и дополнялись звуковыми, когда через притихшие поля, над лесами и реками начинал плыть колокольный звон церковного благовеста, то не верить в такую Русь было просто невозможно.
К такому святому сиянию, к такому небесному городу и должен был направляться путник. Это тоже была часть его веры. И это был наш, особый российский национальный колорит, наш российский пейзаж с его неповторимой красотой. А вот потом, при приближении, по прошествии, какого-то времени, когда и сердце и душа наполнятся священной любовью, к своей Родине, путнику становились видны и очертания храмов, профили башен, их шпили, становятся различимы кресты, здания и улицы. Но все это будет потом.

Даже сегодня, посмотрев на наш город с открытых мест, он предстает вам именно таким, каким представал старинный Козлов в прежние годы и, главное, таким, каким все это в древности и задумывалось. Ведь даже не смотря на то, что Ильинская церковь несколько сдвинута от центрального места на холме, там, как известно раньше располагался Покровский собор, и находится соответственно чуть в стороне, попробуйте отыскать точку в пригородах Мичуринска, откуда этот храм будет не видно. Идя, с любой стороны, к городу вы в первую очередь увидите среди облаков, среди синевы неба величественный шпиль этой церкви, ее колокольню, а уже потом вам предстанет весь остальной город. И для путников, идущих к этому городу, и сто и двести лет тому назад созерцание холма сверкающего куполами своих четырнадцати церквей и пяти часовен, не могло не ассоциироваться с крепостью Божию, защищающей их более надежно, нежели стены крепостные.

Будущий вид города, его панорама, его влияние на умы людей обязательно учитывались при строительстве городов. Потому что строили не просто города и крепости, а строили то, что скрывается за любимым в народе определением «Святая Русь», абсолютно новое, православное государство, не похожие ни на одно из существующих, но призванное совершить великую миссию. Именно такой подход к строительству городов, может объяснить необходимость переноса крепости с одного, достаточно удобного места, на другое не менее удобное, но более отвечающее интересам государства и более значимое с точки зрения его духовного влияния.

Михаил БЕЛОУСОВ

Составитель Литовка Ю.В.

Скачать книгу можно по ссылке